Пн. Мар 4th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

Запад жил в мире иллюзий, но ему необходимо вернуться на землю

Америка находится в очень скверной ситуации, и я не вижу перспектив ее победы, заявил эксперт-международник Уолтер Рассел Мид в интервью Le Figaro. Пока Запад пребывает в плену иллюзий, Россия наносит ему одно поражение за другим.

В эксклюзивном интервью Le Figaro американский эксперт, директор по исследованиям Института Хадсона, профессор Бард-колледжа и сторонник реалистической школы международных отношений, рисует картину опасного «мира Хантингтона», противоположного «разобщенному пузырю», в котором, по мнению Запада, можно было жить на протяжении десятилетий.

Фигаро. — день 7 октября войдет в историю как израильское «11 сентября». Но как вписать это событие в общую историю Ближнего Востока и международных отношений?

Уолтер Рассел Мид (Walter Russell Mead). — Сегодня трудно сказать, в какой степени 7 октября окажет воздействие на ход событий на Ближнем Востоке в долгосрочной перспективе. Под этим я подразумеваю, что в момент совершения этого ужасного теракта США Израиль и Саудовская Аравия вплотную подошли к заключению соглашения о стратегической безопасности, которое позволило бы добиться прогресса для палестинцев. Арабские страны Персидского залива, похоже, готовились играть гораздо более активную роль в интересах палестинцев. Для иранцев это означало создание такой системы безопасности, которая привела бы к снижению влияния Ирана и вытеснению его « подопечного» ХАМАСа. Это позволило бы отвести Ближний Восток от конфликта, в котором так нуждается Иран.

Иран как персидская и шиитская страна имеет два основных недостатка. В суннитских арабских странах его воспринимают как опасного соперника и имперскую державу. Это восприятие усугубляется страшными злодеяниями сирийского режима (союзника Тегерана) Башара Асада и полным правительственным беспределом, который «Хезболла» внесла в ливанскую политику. Не говоря уже о поддержке повстанцев-хуситов в Йемене, которые напали на Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты. Иран пытается решить эту проблему, представив себя в качестве силы сопротивления Израилю, чтобы ненависть к евреям заставила арабов забыть о своих опасениях в отношении персов.

Необходимо было разрушить то сочетание сил, которое приводилось в движение Соглашениями Авраама. Как Иран и рассчитывал, теракт 7 октября вернул палестинский вопрос в центр мировой политики, вызвав волну общественной поддержки ХАМАС и выступлений против соглашений Авраама. Иранцы добились своей цели ужасными средствами, но это для них вполне характерно. Если посмотреть на их «послужной список», то все, к чему они стремятся, достигается через убийства и кровопролитие, через их стремление причинить вред, будь то в Ираке, Йемене или Сирии.

вопрос теперь в том, отсрочит ли нынешний конфликт движение арабов в сторону Израиля или он разрушит только что начавшееся становление нового порядка. Судя по тому, что я слышу, саудовцы и израильтяне, как и правительство Байдена, хотят продолжить начавшийся процесс. Конечно, многое будет зависеть от того, как будут развиваться события на местах, и не исключено, что мы станем свидетелями более масштабной войны. Но мне кажется, что весь данный ужас с обеих сторон должен как никогда убедить саудовцев и израильтян в необходимости совместных действий.

Будут ли жители саудовской Аравии способны на такое «великое сближение», если сейчас они молчат и находятся в плену арабских эмоций по палестинскому вопросу?

Интересен сам факт их молчания. Надо понимать, что молчаливое сотрудничество между саудовцами и израильтянами началось в 1960-х годах, когда они вместе помогли победить Насера, пытавшегося устроить мятеж в Йемене. На Ближнем Востоке не всегда все так, как кажется. Есть государства, которые отступают, учитывая общественное мнение, но сохраняют четкое стратегическое видение. Саудовские правители понимают, что им не удастся добиться успеха на Ближнем Востоке, подорванном религиозными и межнациональными конфликтами.

Их подход основан на очень трезвом и реалистичном определении национальных интересов и интересов режима. Когда происходит нападение, их основной рефлекс — перенести, а не отменить то, что они считают наиболее безопасным курсом. Это не проявляется в публичных разговорах, но арабские страны Персидского залива пытаются обеспечить то, чего нет в палестинском мире: компетентное руководство с прагматичной программой действий. Израиль, по очень веским причинам, не доверяет своим партнерам в Палестинской автономии. Израиль опасается, что даже если Палестинская автономия захочет соблюдать какое-либо соглашение, ничто не помешает фанатикам из ХАМАС взять страны предоставят палестинцам необходимую инфраструктуру и гарантии, то это может оказать большое влияние на динамику развития ситуации в Палестине. И в итоге мы получим палестинскую сторону, готовую пойти на соглашение с Израилем, что, может быть, подтолкнет Израиль рискнуть. Вот что за этим стоит. Поэтому, пока мы не увидим всю последовательность действий, я не буду говорить о том, что попытка Ирана нарушить арабо-израильский мирный процесс увенчалось успехом. Не исключено, что мы находимся в моменте, похожем на атаку Гитлера в Арденнах в 1944 году, когда он надеялся остановить продвижение союзников. Ему удалось создать определенные сложности, но в результате попытка провалилась, потому что он не смог сломить согласованность действий союзников.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*