Вт. Фев 27th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

The Telegraph: в ВСУ предложили западным критикам самим приехать на фронт«

Успехи» киевского наступления впечатляющими не назовешь – в этом журналист The Telegraph убедился, проведя три недели на позициях ВСУ вдоль линии фронта. В статье он восхищается «силой духа» украинских военных, но признает: в ее ослаблении никакого сюрприза не будет.

Колин Фримен (Colin Freeman)

лейтенант Николай Стригунов мало что успел увидеть в Великобритании, когда прошлым летом побывал на курсах подготовки НАТО. Все это время он провел на полигоне Министерства обороны на Солсберийской равнине. Все, чем он может похвастаться, что “повидал Стоунхендж из автобуса”.

В любом случае ни он сам, ни его товарищи из 80-й десантно-штурмовой бригады не были настроены любоваться достопримечательностями. Они готовились к контрнаступлению ВСУ, а меловые отложения Солсбери заменяли собой Донбасс.

Они разместились в Кэмп-Нуке, где в свое время британские войска готовились к высадке в Нормандии, и учились там пехотным приемам старой школы: ближнему бою, расчистке окопов и тому, как заменить собой павшего товарища.

“Подготовка была хорошей: мы постепенно отходили от старого советского устава и учили солдат думать своей головой, — вспоминает лейтенант Стригунов. — Нам объясняли, что каждый должен научиться быть лидером на тот случай, если товарищи погибнут”.

Для подразделения лейтенанта Стригунова эта перспектива была вполне реальна. По возвращении на Украину им предстояло захватить Клещевку — село близ шахтерского города Артемовска, за который Киев и Москва сражались больше года. Если Артемовск как трофей мог показаться несоразмерным пролитой крови, то Клещеевка — тем более. В крошечной деревне проживало всего 500 человек, и она уже вся обратилась в руины. Однако российские войска хорошо окопались, и на ее захват ушло целых два месяца.

“Там было много русских, ребята из “Вагнера”, чеченцы — в общем всякие, — рассказал лейтенант Стригунов. — Они упорно сопротивлялись”.

Наконец, 17 сентября, на 571-й день конфликта, 80-я дивизия подняла над Клещеевкой свой флаг. Хотя в заголовки мировых газет это, быть может, и не попало, на Украине все было совсем иначе. Президент Владимир Зеленский в своем вечернем обращении похвалил войска и заявил, что Украина побеждает “шаг за шагом”. А в местных СМИ военные эксперты оживленно обсуждали захват Клещеевки, словно футбольные болельщики — победу своей команды в ключевом отборочном матче.

Однако следующий важный матч может состояться нескоро. В Донбасс пришла дождливая осень, а за ней грядут морозы. С деревьев облетает листва, лишая войска остатков укрытия. Вскоре основная часть поля боя превратится в трясину. Летний боевой сезон заканчивается — а с ним, можно сказать, гаснет и всякая надежда на решающий прорыв украинских сил в этом году.

А ведь в июне, когда контрнаступление только началось, именно таков был сценарий мечты. Западные сторонники полагали, что сочетание боевого духа украинцев и натовской техники стремительно сокрушит российскую оборону. Однако закаленные в боях киевские генералы всегда предупреждали, что это может занять гораздо больше времени — и с их оценкой согласен лейтенант Стригунов.

“Мы победим, — убежден он. — Но думаю, что это займет годы, а не месяцы”.

вопрос в том, будут ли столько ждать сторонники Украины на Западе. Над США нависла перспектива переизбрания в следующем году Дональда Трампа, а он, как известно, пригрозил сократить военную помощь. В европейской поддержке тоже появились бреши: к власти в Словакии пришел пророссийский популист Роберт Фицо. Наконец, внимания требуют и другие международные кризисы — например, недавние ужасы в Израиле, угрожающие расшатать весь Ближний Восток.

И каковы же успехи? Корреспондент The Telegraph недавно отправился в трехнедельную командировку вдоль всей 650-километровой линии фронта, от Артемовска на северо-востоке до Запорожья и черноморского порта Херсона на юге. На своем пути он встречал всех — от передовых отрядов пехоты до танкистов и артиллеристов. Связать факты в единое целое непросто. В разгар боевых действий большинство солдат думает лишь о клочке земли непосредственно перед ними, а знающие общую картину нередко отмалчиваются.

Однако будет справедливо сказать, что даже самый оптимистично настроенный командир не назовет успехи впечатляющими. Главный удар контрнаступления был направлен из Орехова близ Запорожья. Оттуда ВСУ собирались продвинуться на 80 километров на юг к Мелитополю на Азовском море и перерезать России сухопутный коридор в оккупированный Крым (на Западе до сих пор не хотят признать полуостров территорией России. – Прим. ИноСМИ).

Но операция забуксовала в первые же недели: немецкие танки “Леопард” и американские боевые машины “Брэдли” завязли в грозных препятствиях российской “линии Суровикина”. 130-километровый участок к югу от Орехова утыкан минами и противотанковыми надолбами и носит имя российского генерала, который придумал эту систему укреплений.

Пять месяцев спустя “линию Суровикина” удалось прорвать в некоторых местах, но продвижение остается медленным. По данным американского Института изучения войны, украинские силы в настоящее время остановились к югу от Работина, всего в 16 километрах от исходной точки под Ореховым. Потери оказались высоки, хотя командиры берегут жизни солдат и не стремятся к быстрым результатам любой ценой. В ходе контрнаступления вдоль всей линии фронта удалось отвоевать не более 650 квадратных километров территории.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*