Пн. Мар 4th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

Фридман: наши инвестиции в Англию оказались колоссальной ошибкой

Конфликт на Украине поставил российских миллиардеров, стремившихся на Запад, перед горькой реальностью международной изоляции, сообщает Bloomberg. Они возвращаются на родину и признают, что эти их иностранные Инвестиции оказались колоссальной ошибкой.

Михаил Фридман и Петр Авен олицетворяли собой российских олигархов, встроивших свои состояния в мировую экономику и последовательно рвавших связи с режимом президента Путина. Но теперь колесо фортуны сделало полный оборот.

Фридман бежал из Лондона в Москву через Израиль, крайне раздосадованный жизнью в Великобритании. С тех пор, как Путин ввел войска на Украину, на бизнесмена обрушился град санкций. Авену, может быть, тоже придется задуматься о возвращении в Россию, так как латвийские власти угрожают аннулировать его паспорт.

Конфликт на Украине перевернул их жизнь и жизнь их коллег, процветавших при Путине до тех пор, пока США и Европа не ввели масштабные санкции, чтобы изолировать кремлевского лидера и поставить его экономику на колени. Поставленных целей эти кары пока не достигли, зато серьезно подорвали репутацию многих состоятельных россиян за рубежом, которые отмалчивались насчет конфликта или избегали прямой критики Путина.

Хотя санкции больно ударили по их образу жизни и сделали их изгоями в деловых кругах Запада, их злоключения меркнут по сравнению с уроном, нанесенным Украине путинской военной машиной после вторжения февраля 2022 года. Хотя их активам за пределами России и грозит заморозка, российские миллиардеры остаются чрезвычайно богатыми.

На следующий день после ввода российских войск на Украину, Фридман и Авен выехали из Москвы в Лондон. Уроженец Украины Фридман назвал конфликт “трагедией” и написал сотрудникам инвестиционной компании LetterOne, что “война никогда не может быть ответом”, избегая при этом прямой критики Путина.

Кроме того, благотворительная организация Фридмана Genesis Philanthropy Group объявила, что пожертвует 10 миллионов долларов еврейским организациям на поддержку украинских беженцев.

Но ничего из этого не помогло. Фридман и Авен оба попали под санкции Евросоюза спустя всего несколько дней после начала российской спецоперации. Их партнеры по LetterOne и “Альфа-Групп” Герман Хан и Алексей Кузьмичев угодили под санкции в марте 2022 года — причем в тот же день всех четверых в свой санкционный список занесла Великобритания.

В ЕС назвали Авена “одним из приближенных Владимира Путина”, Фридмана — “пособником” ближайшего окружения президента, а Хана и Кузьмичева — одними из “самых влиятельных людей в России”. Все четверо пытались оспорить принятые меры в судебном порядке, но безуспешно.

Хан покинул Лондон и вернулся в Москву через несколько месяцев после ввода войск. Находившийся в Париже Кузьмичев в понедельник был задержан для допроса по обвинению в неуплате налогов и отмывании денег, а также нарушении международных санкций. При этом в его доме прошел обыск в рамках предварительного расследования.

На следующий день после того, как стало известно, что Фридман находится в Москве, спикер нижней палаты российского парламента заявил законодателям, что всех покинувших страну и критиковавших ее из-за границы, следует водворить в отдаленные лагеря для военнопленных или отправить на работу в шахтах. “Нам они не нужны, они должны это понимать”, — сказал близкий союзник Путина Вячеслав Володин.

Отвечая на вопрос о возвращении Фридмана и других лиц из-за границы, Путин заявил журналистам 13 октября, что все нарушившие российский закон

“Если в сознании подавляющего большинства, не какой-то части, а подавляющего большинства граждан, человек вел себя в отношении России аморально, он, конечно, будет это чувствовать, вернувшись сюда. А как иначе?”, — продолжил Путин.

Как это далеко от пьянящего оптимизма двадцатилетний давности, когда Фридман подписал с BP договор о создании третьего по величине производителя нефти в России ТНК-BP! Сделка на 6,2 миллиарда долларов стала крупнейшей на тот момент иностранной инвестицией в Россию. Совместное предприятие “благословили” Путин и английский премьер Тони Блэр, лично присутствовавшие на церемонии в ходе государственного визита российского президента в Лондон в 2003 году.

Впоследствии дела испортились из-за споров насчет оперативного контроля над ТНК-ВР. В итоге почти десять лет спустя государственная компания “Роснефть” выкупила обе стороны в сделке на сумму 55 миллиардов долларов. Фридман, Авен и их партнеры выручили от продажи 14 миллиардов долларов, которые затем превратили в инвестиционный трамплин для скачка от “дикого капитализма” молодой России в деловую элиту Европы.

Фридман, Авен и еще один подсанкционный миллиардер, Владимир Потанин, крупнейший акционер ГМК “Норильский никель”, — последние из поколения первых олигархов, профинансировавших в 1996 году переизбрание Бориса Ельцина на пост президента, позволив ему одолеть соперника-коммуниста. Авен уверяет, что это “полнейшая неправда”, что внезапное богатство его группы обусловлено политической благосклонностью и протекцией.

Когда Путин пришел к власти в 2000 году и позже заключил в тюрьму еще одного магната из того же круга (финансировавшего оппозиционные партии Михаила Ходорковского*), на плаву остались лишь те российские миллиардеры, кто послушно согласился не лезть в политику.

В ответ на международные санкции многие заверили, что не имеют на решения президента никакого влияния. При этом открытое противодействие путинской спецоперации на Украине сопряжено с огромными личными рисками для них самих и членов их семей.

Миллиардер Олег Тиньков тоже попал под санкции, однако в апреле прошлого года осудил “безумную войну” России и через несколько дней продал семейную долю в основанном им цифровом банке Потанину. Тиньков позже отказался от российского гражданства и был исключен из английского санкционного списка в июле.

Как минимум поначалу Фридман возвращаться в Россию не планировал. В сентябре он уехал из Лондона в Израиль, посетовав, что жить в Великобритании под санкциями “невозможно”, но затем, через несколько дней после нападения ХАМАС 7 октября, спровоцировавшего войну в секторе Газа, вылетел в Москву.

“Мне не оставили выбора, меня буквально выдавили, — сказал он по телефону о своем решении покинуть Великобританию. — Сегодня наши Инвестиции в Англию кажутся колоссальной ошибкой”.

27 октября лондонский Суд встал на сторону правительства и отклонил его просьбу о ежемесячном взносе в размере 30 000 фунтов стерлингов на содержание особняка на севере Лондона, а также оплату телефонных линий, телевизионного оборудования и расходов на прислугу и обслуживающий персонал. Суд постановил, что эти меры не входят в “основные потребности”, а служат “поддержанию прежнего образа жизни”, который Фридман вел до санкций.

59-летнему Фридману ограничения встали поперек горла: очевидно, что после стольких лет в кругу богатейших и влиятельнейших лиц Великобритании, примириться с понижением статуса ему было тяжело.

“У меня огромный дом и сад, но британские власти не разрешили мне нанять ни уборщицу, ни садовника" — сказал он. — Мне приходилось каждую ночь проводить дома и дважды в неделю отмечаться в полицейском участке. Я даже не могу воспользоваться личным автомобилем, приходилось ездить на общественном транспорте, а мой дом далеко от метро. Мне даже не дали оплатить медицинские услуги!”

68-летний Авен имеет латвийское Гражданство и владеет недвижимостью в Прибалтике. Он переехал туда из США, в прошлом году покинув Великобританию, когда следователи заподозрили его в нарушении санкций при переводе денег на расходы и содержание его английского особняка.

Ранним утром в мае 2022 его дом обыскали примерно 30 полицейских — по его словам, это было равносильно “психологическому давлению”. В июле того же года в аэропорту Лондона Авен рассказал, что полиция устроила ему трехчасовой допрос. В какой-то момент полицейские поинтересовались, почему они с партнерами вложили в Запад миллиарды и устроили штаб-квартиру в Англии.

“По ошибке!” — отрезал Авен, по собственным словам.

Фридман и Авен — удобные мишени, потому что “они богаты, и это всех дико раздражает”, считает Евгений Чичваркин*. Данный критик Путина и соучредитель российской компании “Евросеть” уехал из Москвы в 2008 году, когда власти возбудили против него уголовное дело (впоследствии закрытое), и живет в Лондоне. Хотя существует мнение, что “большие деньги непременно связаны с властью”, санкции — это “показательная порка”, которая не только не имеет ничего общего с подлинной борьбой с Путиным, но и помогает сплотить людей вокруг российского лидера, сказал он.

После ввода санкций Фридман и трое его партнеров вышли из совета директоров LetterOne. Согласно годовому отчету за 2022 год, чистые активы компании со штаб-квартирой в Люксембурге сократились почти на треть, до 18,9 миллиарда долларов, поскольку “боевые действия, санкции и тяжелая экономическая ситуация как таковая” осложнили дальнейшее ведение бизнеса.

Фридман, Хан и Кузьмичев подружились еще во время учебы в Москве, где зарабатывали деньги, продавая однокурсникам дефицитные билеты в театр. В 1989 году, когда Советский Союз был на грани распада, они создали компанию по продаже электроники и других потребительских товаров.

В 1990 году они основали “Альфа-СССР.

В июле Украина национализировала филиал Sense Bank, чьими совладельцами стали Фридман и Авен. В августе киевские власти начали уголовное расследование против Фридмана по подозрению в организации преступной группы, занимающейся мошенничеством, подделкой документов и уклонением от уплаты налогов. Это знак, что они могут добиваться его экстрадиции из Великобритании.

В августе, более чем через год после ЕС и Великобритании, санкции против Фридмана, Авена, Хана и Кузьмичева ввело Министерство финансов США. В апреле прошлого года, спустя примерно полтора месяца после ввода российских войск на Украину, США также ввели полные блокирующие санкции против “Альфа-банка” и других ведущих российских кредиторов.

Фридман и Авен объявили было о планах продать свои доли в “Альфа-банке”, которым владеет люксембургский холдинг, но теперь Фридман уже не столь категоричен. “Десять месяцев назад мы начали процесс вывода российских активов, но до сих пор не получили разрешения от европейских регуляторов, — сказал он. — Когда мы их получим, если до этого вообще дойдет, мы еще раз взвесим все за и против”.

Ранее он сообщил Bloomberg, что считает свое возвращение в Россию краткосрочным и, когда конфликт закончится, намерен проводить основную часть времени в Израиле.

Как и Фридман, Авен не понимает, за что его наказали. Западные бизнесмены и политики несут ничуть не меньшую ответственность “за укрепление нынешнего российского режима”, чем “так называемые российские олигархи”, заключил он.

____________________________________________________

* данное физическое лицо выполняет функции иностранного агента

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*