Вт. Май 28th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

  • Предыстория
  • разговор с экспертом

Salon:  будущие войны сведутся к тому, кто сможет быстрее внедрять новую технику

Ветеран Корпуса морской пехоты США на страницах Salon бросает общий взгляд на ситуацию на Украине и Ближнем Востоке. Он отмечает неспособность США понять все страхи Израиля и вовремя поддержать своих «прокси» на Украине. Выступает он и против демонизации Ирана, отмечая, что Тегеран отвечает ударом на удар.

Субботнее нападение Ирана на Израиль является крайней эскалацией многолетней «теневой» войны между двумя странами, которая вступила в новую фазу в связи с ужасающими событиями 7 октября и террористическими атаками ХАМАС. Иранцы предприняли эту акцию в ответ на первоапрельский авиаудар по их консульству в Дамаске, который (не признавая этого официально) нанес Израиль. В результате погибли несколько высокопоставленных иранских чиновников и военных. Как указывает Financial Times, высокопоставленный военный чиновник США охарактеризовал нападение Ирана на Израиль как «крупнейшую в истории залповую атаку баллистическими ракетами и ударными дронами, когда-либо осуществленную против отдельно взятой страны».

Предыстория

Почти все ракеты и беспилотники были уничтожены израильскими военными и их союзниками. Сообщается, что большое количество иранских баллистических и крылатых ракет не удалось запустить или они разбились, не долетев до Израиля. Те немногие ракеты, которые достигли Израиля, причинили минимальный ущерб и не привели к гибели людей. К сожалению, одна семилетняя девочка была тяжело ранена шрапнелью недалеко от авиабазы Неватим на юге Израиля.

Атака Ирана была публично срежиссирована так, чтобы стать скорее символическим актом возмездия. Скорее сигналом, но ни в коем случае не актом, направленным на причинение Израилю максимального ущерба. На данный момент иранское правительство объявило о прекращении наступательных военных операций против Израиля. Однако в воскресенье Иран предупредил, что оставляет за собой Право ответить гораздо более сильными и смертоносными ударами в будущем, если сочтет это необходимым.

Военный кабинет Израиля, в который входят премьер-министр Биньямин Нетаньяху, министр обороны Йоав Галлант и бывший министр обороны Бенни Ганц, — данный кабинет провел несколько рабочих заседаний после субботнего нападения Ирана. В понедельник начальник штаба Армии обороны Израиля генерал-лейтенант Герци Халеви заявил, что Израиль ответит на иранское нападение. Форма этого ответа, будь то прямой военный удар, кибервойна или тайная операция, публично не разглашается. Администрация Байдена предупреждает израильтян, что Соединенные Штаты не будут (по крайней мере, публично) поддерживать ответный военный удар Израиля против Ирана. Ясная цель администрации Байдена — деэскалация конфликта между Израилем и Ираном до того, как он выйдет из-под контроля и перерастет в гораздо более масштабную и потенциально гораздо более разрушительную региональную войну, которая неизбежно втянет в себя Соединенные Штаты.

На момент написания этой статьи о контратаке израильтян в отношении Ирана официально не сообщалось. правда, в соответствии со своей политикой сдерживания противника израильское правительство дает понять, что если такие действия и будут предприняты, то это произойдет скорее раньше, чем позже.

разговор с экспертом

В попытке лучше понять эти бурные события я и провел мой недавний разговор с Эллиотом Акерманом. Во-первых, он помогает понять, что они значат эти события для Ближнего Востока и для мира в целом. Во-вторых, становится яснее, как нападение Ирана на Израиль связано с конфликтом на Украине.

Эллиот Акерман — автор нескольких бестселлеров, в том числе книги «2034: роман о следующей мировой войне». Его новая книга называется проще — «2054 й год: Роман». Акерман также является автором статей в The Atlantic и ветераном Корпуса морской пехоты, который имеет за спиной пять командировок в Ираке и Афганистане. Он получил правительственные боевые награды: Серебряную звезду, Бронзовую звезду за доблесть и Пурпурное обеспечивающий ток крови по кровеносным сосудам">сердце.

Чонси Девега: В минувшую субботу Иран нанес ответный удар Израилю, запустив сотни дронов и ракет. Как вы все это оцениваете?

Эллиот Акерман: Мы начинаем замечать некоторые закономерности в том, что касается иранцев. Когда их ставят в такое положение, когда они знают, что по внутриполитическим причинам они должны ответить на какой-то вызов, иранцы наносят ответный удар. Но они точно выверяют силу своего ответа, не делают его слишком опасным. Например, после того, как США убили иранского генерала Касема Сулеймани, иранцы отреагировали, но их ракетная атака оказалась не особо эффективной. В результате того удара по Ираку ни один военнослужащий США не погиб. В то время действия иранцев широко высмеивались как свидетельство их некомпетентности. Но за нападение Израиля на консульство в Сирии иранцы предпочли ответить напрямую, а не через своих прокси (марионеток).

Иранцы понимали, что их системы вооружений не смогут преодолеть израильские, американские, английские и арабские контрмеры. Иранцы могут заявлять о некоей «победе» в попытке нанести удар по Израилю, но в то же время им не нужно опасаться массированного возмездия Израиля, которое могло бы произойти, если бы значительная часть их 250 беспилотников нашла свои цели. Ведь это привело бы к гибели мирных жителей внутри Израиля.

Очевидно, что опасность такого подхода с иранской точки зрения заключается в том, что вы полагаетесь на эффективность контрмер вашего противника. Вы как бы полагаетесь на него в том, чтобы конфликт не вышел из-под контроля.

— Американские средства массовой информации почти всегда изображают Иран как иррациональное в своем поведении убийство высокопоставленных чиновников, этот контекст намеренно скрывается в нарративах основных американских средств массовой информации. У них речь идет только о странном полете множества дронов.

— То, что вы здесь говорите, очень важно и касается не только иранцев. Это касается человеческого поведения. Когда мы смотрим на противника и видим, что он ведет себя непонятным для нас образом, мы предполагаем, что он иррационален. Однако на самом деле иранцы вполне рациональны в своем поведении — просто они исходят из другой логики или понимания фактов. Это должно заставить нас попытаться понять, наконец, логику их действий. Как видит мир иранское руководство в Тегеране? Если мы совершим данный «прыжок на место нашего оппонента», мы сможем лучше понять их поведение и оценить его раци.

— Какова была причина того, что иранское правительство четко выверяло применение силы против Израиля?

— Эти решения всегда принимаются как для внутреннего, так и для внешнего потребления. После удара по Израилю в субботу муллы заявили, что он достиг всех своих целей, не раскрывая при этом, в чем заключаются эти цели. Эти заявления о победе были предназначены для внутренней иранской аудитории. Как и в Соединенных Штатах, в Иране почти всем движет внутренняя Политика. Конечная цель иранцев — продолжать сеять раскол на Ближнем Востоке, чтобы сохранять здесь влияние. В конечном счете, хаос на Ближнем Востоке означает для Тегерана, что другие игроки в регионе не отодвинут Иран на периферию.

войны часто возникают из-за ошибок в подаче сигналов и других просчетов. Как конфликт между Ираном и Израилем может выйти из-под контроля и перерасти во что-то гораздо худшее?

— Если бы иранские дроны нашли свои цели и сотни израильтян были бы убиты, кризис обострился бы. Мы увидели бы совсем другой ответ Израиля по сравнению с тем, что мы видим сейчас. Каждый раз, когда кто-либо из действующих лиц решает бросить наудачу из стакана «железные кости войны», существует значительная вероятность того, что он просчитается и выпадет неудачное сочетание костей. Во всех войнах, включая те войны, в которых обе стороны хотят сражаться, присутствует фундаментальный просчет, поскольку обе стороны всегда верят, что могут победить. Однако по определению, обе стороны не могут победить, байки про «каждый здесь победитель» оставьте для физкультурников. Это очень опасная игра, в которую сейчас вовлечены все на Ближнем Востоке. Все, что мы можем сделать, — это надеяться, что нынешний кризис снизит свою остроту. И что это балансирование на грани войны, эти перестрелки между Израилем, Ираном или кем-то еще прекратятся.

— Как Израиль рассчитывает свой ответ на нападение Ирана и рассчитывает ли он на более масштабный конфликт в регионе, чем то, что мы видели после 7 октября?

— В американских СМИ преобладает мнение, что 7 октября и 11 сентября — сопоставимые события. Это неправильная парадигма. Израиль не переживал теракты 7 октября 2023 года так же, как мы, американцы, переживали 11 сентября 2001 года. 11 сентября не имело экзистенциального значения для Соединенных Штатов. люди не задавались вопросом, будут ли США существовать через два или три года. А краеугольным камнем израильского опыта является экзистенциальная уязвимость Израиля. Он прижат спиной к стене, окружен соседями, многие из которых пообещали уничтожить его. Некоторые и поныне не признают Право Израиля на существование. 7 октября больше похоже на то, что Соединенные Штаты и Британия пережили, столкнувшись с нацистской Германией во Второй мировой войне. Это означает, что Израиль как Нация может выдержать гораздо более высокий уровень гнева международного сообщества из-за его столь жесткой реакции на события 7 октября.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*