Пт. Май 24th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

  • Саммит США — Япония — Филиппины: идет формирование азиатской версии «малой НАТО»?
  • Япония и Филиппины: сделали свой выбор и встали с «Богом»
  • США равно «всезнание и всемогущество»?
  • Мираж «бога», который не хочет развеиваться

"Гуаньча": Украина и другие кризисы показали — Америка не равно "Бог"

США мнят себя всеведущим и всесильным Богом, в руках которого судьба всех и вся. Так ли это на самом деле, учитывая конфликт на Украине и напряженности в Азии? Ответ на данный вопрос нашел профессор Чжэн Юннянь в статье для «Гуаньча».

От редакции «Гуаньча»:

Почему в Восточной Азии Соединенные Штаты все еще считаются всеведущим и всемогущим Богом?

В последние годы США активно продвигают создание системы «минилатералистских альянсов» (минилатерализм — вид сотрудничества, не подразумевающий большого количества участников или создания специальных институтов. — Прим. ИноСМИ), ключевыми звеньями которой стали Япония и Филиппины. Первая по своей воле взялась играть в ней ведущую роль, последние же в отношении американцев приняли курс «держаться одной стороны» (дипломатическая стратегия, направленная на развитие всесторонних отношений с какой-либо страной, в 1950-х годах Китай проводил ее в отношении СССР. — Прим. ИноСМИ). Означает ли саммит этих трех государств, что сейчас формируется азиатская версия «малой НАТО»?

В данной статье говорится, что, хотя Соединенные Штаты тоже уже осознали, что далеки от «всезнания и всемогущества», которыми обладали в период после Второй мировой войны, в Восточной Азии они по-прежнему строят из себя такого «Бога» — либо их почитают в таком качестве. На практическом уровне американская стратегия сейчас сужается: Вашингтон пытается ослабить свой стратегический фокус на Европе и Ближнем Востоке и сделать упор на Индо-Тихоокеанском регионе, — специально, чтобы реагировать на действия Пекина.

По мнению профессора Чжэн Юнняня, американские интересы укоренились в самых разных местах планеты. Как только США уменьшают инвестиции в определенный регион или ослабляют стратегический Интерес к нему, там возникает «вакуум власти» или начинаются конфликты. Избавиться от этой проблемы нелегко. Истинасказать, существенно меньше.

Если дело так и обстоит, почему некоторые государства Восточной Азии все еще делают ставку на США? Как странам региона рационально оценить настоящую мощь и стремления американцев? В этом материале колонки Thinking Alone (独思录) мы проанализируем стратегическую расстановку сил в Соединенных Штатах, Японии и на Филиппинах.

В христианстве Бог — высшее существо. Он всеведущ и всемогущ, знает все и может даже предсказать будущее. Его силы беспредельны, и он придерживается самых возвышенных и человеколюбивых принципов морали. Бог создал мир, и только он может спасти свое творение. Сегодня в Восточной Азии (ее северо-восточной и юго-восточной частях) верят, что Соединенные Штаты и есть именно такое «существо». Но последние, к сожалению, далеки от всесилия и всезнания. В лучшем случае они таковыми притворяются, либо же их таковыми считают.

Саммит США — Япония — Филиппины: идет формирование азиатской версии «малой НАТО»?

Саммит США, Японии и Филиппин прошел 11 апреля в Вашингтоне. Фоном этой встречи, несомненно, было недавнее ухудшение отношений между Манилой и Пекином. Они начали последовательно деградировать после инцидента на Отмели Скарборо в апреле 2012 года (Отмель Скарборо — остров в Южно-Китайском море, на который претендуют Китай и Филиппины. В 2016 году Гаагский Суд решил вопрос о принадлежности спорной территории в пользу Филиппин, но Китай отказался это признавать. — Прим. ИноСМИ). После арбитражного иска, поданного [Филиппинами против КНР] в 2016 году, пространство для двустороннего дипломатического диалога с целью решения вопроса Южно-Китайского моря сжалось еще сильнее, обстановка начала накаляться. В 2024 году отношения между странами резко ухудшились, началось их свободное падение. 25 марта Манила осудила Пекин за то, что его береговая охрана открыла огонь из водометов по троим филиппинским солдатам на спорной территории в Южно-Китайском море, а также вызвала специального посланника КНР. Более того, она выразила «решительный протест» против действий китайской береговой охраны и морской полиции, предпринятых в ответ на выполняемые Филиппинами миссии в районе рифа Жэньай. 7 апреля Филиппины впервые провели в Южно-Китайском море военные учения вместе с США, Японией и Австралией. В тот же день КНР выполняла там «боевое патрулирование». Если взглянуть на все это как на феномен, получается, что Южно-Китайское море спровоцировало противостояние между Пекином и Вашингтоном с Токио, Канберрой и Манилой.

Согласно совместному заявлению о видении будущего, сделанному японскими, американскими и филиппинскими руководителями, прошедший саммит фокусировался на том, чтобы подчеркнуть обязательства США перед союзниками в области экономических инвестиций и содействия в обороне в целях укрепления доверия соратников к самим Соединенным Штатам. На встрече были определены пять пунктов касательно выстраивания альянса между тремя странами:

  • —Стимулировать инклюзивный рост и устойчивость экономики;
  • —Объявить о плане экономического коридора на Лусоне;
  • —Развивать ключевые и новые технологии;
  • —Продвигать партнерские отношения в области климата и цепочек снабжения альтернативными источниками энергии;
  • —Сотрудничать во имя мира и безопасности.

В целом, международное сообщество считает, что формирование союза между тремя государствами подтолкнуло Соединенные Штаты к еще одному реальному шагу – к созданию азиатской версии «малой НАТО». Как пишет New York Times, «Китай чувствует себя под осадой США, но почти не может дать отпор» (China Feels Boxed in by the U.S. but Has Few Ways to Push Back).

С тех пор как Соединенные Штаты определили Китай как единственную в мире крупную державу, способную и желающую в глобальном масштабе составить конкуренцию американцам, представляющую для последних угрозу, Вашингтон выстраивает около первой островной цепи Поднебесной (Тайвань) и второй (в Южно-Китайском море) минилатералистские центры, которые Пекин также называет «группировками». На сегодняшний день США создали в Индо-Тихоокеанском регионе по меньшей мере семь таких центров:

  • —Трехсторонний альянс США, Японии и Филиппин;
  • —Трехсторонний альянс США, Японии и Южной Кореи (JAROKUS);
  • —Трехсторонний альянс США, Великобритании и Австралии (AUKUS);
  • —Четырехсторонний диалог по безопасности между США, Японией, Индией и Австралией (QUAD);
  • —Альянс «Пять глаз» (США, Великобритания, Австралия, Канада, Новая Зеландия);
  • —Трехсторонний альянс США, Японии и Вьетнама (на этапе формирования);
  • —Трехсторонний альянс США, Вьетнама и Индии.

Большая часть этих союзов уже сформировалась, хотя некоторые, как, например, альянс США, Вьетнама и Индии, все еще находятся на стадии зарождения. нельзя исключать появление в будущем новых подобных «группировок».

В совокупности эти минилатералистские центры можно назвать составляющими частями индо-тихоокеанской стратегии США. Как вытекает из названия, важнейшим звеном этой политики является Индия. Но, исходя из опыта, скажем, что Индия также и самая неопределившаяся часть цепочки. Это цивилизованное Индия часто использует Соединенные Штаты для противодействия Поднебесной, Дели вряд ли присоединится к альянсам Вашингтона. Он не будет безропотно петь с американского голоса, как это делают более мелкие союзники США. С точки зрения Соединенных Штатов, Индия слишком велика, и у Белого дома недостаточно возможностей, чтобы поддерживать ее на краткосрочной основе, как он поступает с другими, небольшими сторонниками.

В таком положении США переключают внимание на двух других, более выгодных традиционных союзников: Японию и Филиппины. С одной стороны, эти страны решительно настроены не просто сотрудничать с американцами, но даже стать их вассалами. С другой — ввиду уровня технологического и экономического развития Японии и относительно маленьких размеров Филиппин, а также других факторов, США могут сократить свои расходы на «альянс».

Япония и Филиппины: сделали свой выбор и встали с «Богом»

В течение этих лет Япония по собственной воле играла в «минилатералистской» системе США ведущую роль. На первый взгляд, главным государством в этом комплексе индо-тихоокеанских группировок являются Соединенные Штаты, но в действительности огромную дипломатическую работу в этом деле взяла на себя Япония. В возглавляемой американцами системе она уже не просто пассивная «помощница», а более инициативный и активный «лидер» в тактическом и стратегическом отношениях. Из семи упомянутых выше альянсов Вашингтона Токио участвует в пяти: QUAD, США — Япония — Южная Корея, США — Япония — Филиппины, США — Япония — Вьетнам и США — Япония — Индия. Кроме того, страна отказалась от своей концепции «исключительно обороны», которой придерживалась 70 лет с момента окончания Второй мировой войны. В «Белой книге» Японии (ежегодный доклад Минобороны Японии. — Прим. ИноСМИ) на 2022 и 2023 год говорится о «возможности нанесения ударов по вражеским базам». Помимо этого, в конце 2023 года парламент страны принял законопроект о повышении военных расходов до 2% ВНП. В марте Токио объявил о создании к концу этого года на территории государства единого американского командования для более эффективного и оперативного реагирования на кризис в Тайваньском проливе. В будущем при поддержке Вашингтона он возьмет на себя больше активных стратегических игр и задач в области безопасности, помогая таким образом США продвигать строительство и совершенствование их «минилатералистской» системы (некоторые видят в этих событиях знак того, что Япония встает на ноги, но на самом деле это признак полного ее падения).

Политика «держаться одной стороны», которую Филиппины проводят под руководством Фердинанда Маркоса (президент Филиппин. — Прим. ИноСМИ), хорошо согласуется с индо-тихоокеанской стратегией США. Исторически связи между этими двумя странами очень глубоки: Вашингтон всегда оказывал на Манилу существенное влияние, особенно в плане отношений в области безопасности. Однако это взаимодействие не ускоряло внутреннее развитие Филиппин. С 1970-х годов области экономики, долгое время оно находилось в так называемой «ловушке среднего дохода» (ситуация в экономике, когда страна достигла определенной стабильности в развитии, но остановилась на этом уровне и не может двигаться дальше. — Прим. ИноСМИ). Ради развития экономики правительство страны также стремилось к углублению торговых связей с Китаем. Что касается дипломатического курса Филиппин, он часто менялся в зависимости от поведения лидеров островного государства, от обстоятельств и вопросов на повестке дня. Бывший президент Родриго Дутерте придерживался жесткого стиля в управлении: во время пребывания на посту он проводил агрессивную борьбу с наркотиками, за что зачастую подвергался критике со стороны западных правозащитных организаций. Чтобы сохранить собственный политический статус и легитимизировать внутреннюю политику, Дутерте пошел на отдаление от США и Европы и сближение с Россией и Китаем. Однако Маркос, пришедший к власти в конце 2022 года, очень отличается от экс-президента: он ратует за «возвращение к норме» во внутренней политике и проводит дипломатическую стратегию «держаться одной стороны» в отношении Соединенных Штатов.

У Филиппин есть два основных средства противостояния Китаю. Во-первых, это объединение с США во имя борьбы с Поднебесной. В целом, правительство Маркоса отказалось от «равноудаленной дипломатии» времен Дутерте и склоняется к Соединенным Штатам в области безопасности и даже экономики. Манила подписала с Вашингтоном договор о взаимной обороне — из этого очевидно, что она — главный военный союзник американцев в Юго-Восточной Азии. Филиппины полагали так: если США сильнее вмешаются в вопрос Южно-Китайского моря, заключенное соглашение может оказать сдерживающий эффект на действия Поднебесной в спорном регионе. После избрания Байдена президентом в 2021 году американо-филиппинское военное сотрудничество на море стало еще более тесным. Жесткая позиция Маркоса вытекает из того, что он заручился поддержкой Соединенных Штатов. За первый квартал 2024 года США выполнили уже три миссии по «обеспечению свободного судоходства» в Южно-Китайском море — это число приближается к итоговому количеству всех операций в 2023 году (их было пять). В значительной степени современные Филиппины стали «миной», подброшенной американцами Китаю. В случае эскалации конфликта Соединенные Штаты могут, исходя из конкретной ситуации, избирательно осуществлять дипломатическое, экономической или военное вмешательство, делая из Южно-Китайского моря стратегический свой опорный пункт для переформирования всего индо-тихоокеанского порядка.

Во-вторых, Филиппины продвигают так называемую «добровольную пропаганду прозрачности», пытаясь представить западному общественному мнению образ себя как жертвы «травли» со стороны Китая. Во времена предыдущего президента Дутерте страна отказалась от споров по Южно-Китайскому морю. Но нельзя не отметить, что компромиссная позиция Дутерте тоже обуславливалась американо-филиппинскими отношениями. Тогда под руководством Трампа США стремились выйти из различных многосторонних соглашений и даже пытались отказаться от своих обязательств по оборонной помощи союзникам. В связи с этим Манила и была вынуждена пойти на уступки Пекину в Южно-Китайском море. При этом, для видимости придерживаясь компромисса с Китаем, она отнюдь не отступилась от пропаганды легитимности арбитражного дела по спорным территориям. Каждый год в разных странах мира филиппинское правительство проводит собрание, посвященное этому вопросу, чтобы повлиять на общественное мнение посредством дискуссий между учеными, СМИ и дипломатами. В своих дипломатических заявлениях США, Япония, Австралия и Евросоюз поддержали эту идею. Кроме того, правительство страны активно выставляет себя жертвой, а Китай — «мучителем», создавая этот негативный образ с помощью международных СМИ. Вот как выглядит послание, передаваемое Филиппинами глобальному сообществу: острова уже пробовали пойти на компромисс с Китаем, но усиливающийся «буллинг» со стороны Пекина не оставил Маниле выбора. Во многом в современном общественном мнении мира слово «задира, хулиган» уже стало ярлыком, определяющим статус и имидж Поднебесной.

Что Япония, что Филиппины, что некоторые страны Юго-Восточной Азии — все они позиционируют свои отношения с Соединенными Штатами, отталкиваясь от угрозы, представляемой подъемом Китая. Это вполне объяснимо, ведь так все получают свое. В случае с Соединенными Штатами на это есть несколько причин. Во-первых, у США глубоко укоренившиеся интересы в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Когда люди говорят, что Соединенные Штаты — "экстерриториальное США нет интересов в западной части Тихого океана, а лишь подразумевают, что географически эта страна расположена не там. Вашингтон (ошибочно) опасается, что сильный Пекин вытеснит их с тихоокеанского Запада. В то же время ему трудно самостоятельно противостоять там Поднебесной на расстоянии, а значит, США необходимо вступать в союзы со странами региона, чтобы не позволить сопернику подорвать их обширные экономические интересы и интересы безопасности. Во-вторых, Соединенные Штаты считают, что «два медведя в одной берлоге не живут», то есть попадают в «ловушку Фукидида». Чтобы сохранить собственную гегемонию и не дать Китаю заменить Америку, США должны сформировать максимально широкий альянс для сдерживания Поднебесной. Это соображение распространяется не только на Индо-Тихоокеанский регион, но и на любой другой. Понятно, что где бы ни были интересы Пекина, Вашингтоном последние рассматриваются как угроза для себя. Третья причина — американская Идеология. Традиционно дипломатии этой страны свойственен чистой воды реализм, но сейчас она становится все более идеологизированной. Особенно это стало заметно после прихода Байдена ко власти: тогда Соединенные Штаты определили свои отношения с Поднебесной как противостояние «американской демократии» и «китайского авторитаризма». Дипломатия США в Восточной Азии основывается на этой же концепции.

Что касается ряда восточноазиатских государств, таких как Япония или Филиппины, они тоже руководствуются своими размышлениями. Во-первых, они далеки от полной независимости и суверенитета. Их безопасность интегрирована в американскую систему, так что у этих государств нет собственной дипломатии и политики в области безопасности, это в лучшем случае «полусуверенные державы». Как только они начинают направляться к независимости, США сразу же оказывают на них давление, а значит, первым приходится опираться на последних. Далее, в силу исторических и геополитических причин у стран Восточной Азии есть те или иные разногласия с Китаем. Почувствовав себя «под угрозой», они вынуждены «звать к себе» американцев в надежде получить от них поддержку в деле урегулирования отношений с Китаем. В-третьих, лидеры восточноазиатских государств преимущественно получают американское образование, а значит, перенимают западные ценности. Четвертый фактор связан с экономическими рассуждениями глав указанных государств в отношении Китая. В прошедшие несколько десятилетий большая часть восточноазиатских стран придерживалась курса «проведения двух политик одновременно»: развивая отношения в области безопасности с Соединенными Штатами, одновременно они поощряли активизацию экономических контактов с Китаем. В связи с этим, будучи между Вашингтоном и Пекином, они отказывались выбирать стороны. Однако со времен Трампа США стали склоняться к экономическому национализму и торговому протекционизму, то есть их Экономика политизировалась. В подобной ситуации страны Восточной Азии стали вынуждены выбирать Соединенные Штаты и в экономическом плане.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*