Ср. Фев 28th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

Экс-генпрокурор Украины Луценко: Зеленский правит как автократ

Зеленский правит как единолично принимающий решения автократ, заявил в интервью Welt бывший генпрокурор Украины Юрий Луценко. За образом, который он создал себе на международной арене, скрываются недостатки. Все это приведет к негативным последствиям.

Президент Украины Владимир Зеленский в рамках действующего военного положения получил очень широкие полномочия. В оппозиции по этому поводу поднимается волна недовольства: в интервью WELT бывший министр внутренних дел и экс-генпрокурор Украины Юрий Луценко выдвигает серьезное обвинение против Зеленского.

За плечами у Юрия Луценко – долгая и насыщенная политическая карьера. В его бытность депутатом Верховной Рады, министром внутренних дел и генеральным прокурором – всегда ориентация Украины на Запад была для него источником неприятностей. Во время пребывания на своей последней должности он, как генпрокурор, стал фигурантом дела об импичменте президента США Дональда Трампа. (Луценко обвиняли в США в том, что он подыгрывает Трампу, искавшему тогда компрометирующие факты насчет коррупционных сделок Хантера Байдена и его отца с украинскими бизнесменами и чиновниками – прим. ИноСМИ.) После избрания Владимира Зеленского Луценко был освобожден от обязанностей Генерального прокурора Украины. Хотя он и был по возрасту всего лишь офицером запаса, Луценко принимал участие в обороне Киева после ввода российских войск, а затем воевал под Бахмутом. Во время визита в Берлин в разговоре с Welt он подбирает ёмкие формулировки для описания политической обстановки на своей родине.

WELT: Герр Луценко, в Германии и в целом во всём мире Зеленского считают чуть ли не святым, этаким защитником свободы перед лицом предвечного Зла. Однако при этом все забывают о том, что происходит внутри самой Украины. Вам так не кажется?

Юрий Луценко: В первую очередь стоит оговориться, что Зеленский – это очень успешный президент. Он блестяще провёл свою предвыборную кампанию. Он заслуженно победил на выборах, получив 73 процента голосов избирателей. Однако его образ «президента во главе ведущей войну страны» — это создание его безусловного таланта как «великого коммуникатора», а не награда за реальные дела. Он стал идеальным «носителем послания» олицетворением Украины как на международной арене, так и во взаимоотношениях с собственным народом. В военное время подобные качества очень важны – ведь в это время нужно и мотивировать собственное население, и заручиться поддержкой других стран. И вот это у Зеленского хорошо получается. Но за этим фасадом скрываются его внутриполитические недостатки и ложные решения, о которых никто не говорит. И вот к чему привела такая ситуация: Зеленский правит как единолично принимающий решения автократ. И это имеет далеко идущие негативные последствия.

WELT: Насколько негативные?

Луценко: Принципиальные демократические свободы – такие как свобода слова и свобода прессы – очень серьёзно ограничены, потому что правительство вместе с введением военного положения получило возможность ввести и цензуру. Телевидение полностью монополизировано, и монополист осуществляет фильтрацию: кто выступает и какие мысли и мнения высказывает. плохо, что цензура распространяется и на невоенные вопросы. То, что сейчас не могут проводиться надлежащим образом и в надлежащем качестве, потому что многим голосам просто не дают зазвучать с экранов телевизоров. Ещё одна проблема – это иерархия, выстроенная в правительстве. Глава Офиса Президента и близкий соратник Зеленского Андрей Ермак стоит надо всеми и отдаёт распоряжения министрам. Согласно конституции, однако, министры подчиняются премьер-министру. Более того, кабинет министров теперь состоит только из приближенных Зеленского. Третья проблема – это парламент, права которого урезаны. Это плохо – даже во время военного положения.

WELT: Какие все эти проблемы могут повлечь последствия?

Луценко: Я приведу вам один пример. Зеленский назначил ответственным за восстановление разрушенной инфраструктуры человека из своего окружения. Это важная должность с огромным бюджетом. Среди прочего, занимающий её отвечает за защиту трансформаторов от воздушных атак. На вопрос о том, как обстоят дела в этом направлении, ведомство рапортовало, что к Новому году они закончат работы над системой защиты от беспилотников, а к весне – от ракет. Но зима к тому времени уже закончится. У них был целый год на поиск технического решения, а они его не нашли. Очевидно, этого человека интересовало прежде всего, что думает о нем Зеленский. А когда человек ориентирован только на то, что скажет о нем Зеленский, а не на результат, такой человек резко снижает качество своей работы.

WELT: Но, в конце концов, Зеленский волен собирать собственную правительственную команду – из тех людей, которым он доверяет.

Луценко: Согласно конституции, президент – это Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами, и он также представляет своё законы. Но оба они на деле лишены власти, и Зеленский принимает решения единолично. В результате страдает украинская Демократия. А ведь именно демократию мы защищаем от России. Но получается, что уже нечего защищать. Взгляните ещё раз на Израиль. У них нет никаких притеснений свободы слова и свободы прессы. Парламент работает с соблюдением всех своих полномочий. Конституционные нормы не нарушаются.

WELT: Израиль – не самый лучший пример для сравнения с Украиной. Уже в начале российской операции русские войска стояли под Киевом.

Луценко: Перед Израилем точно так же стоит вопрос выживания – по крайней мере, ситуация в любой момент может сделать победу или поражение имеющими экзистенциальное значение для Израиля. По Тель-Авиву наносятся ракетные удары, и Хезболла угрожает нападением. И добавьте сюда ещё тот факт, что израильское правительство все же извинилось перед собственными гражданами за свои ошибки. А на Украине предупреждения о том, что россияне перейдут границу и пойдут в атаку звучали «снизу», но были в основном проигнорированы властью. И никто в правительстве этого пока не признал.

WELT: Почему же тогда, по вашему мнению, Зеленский избрал себе такой стиль правления?

Луценко: В первую очередь нужно сказать о том, что Зеленский – достаточно искренний человек и не преследует фанатично какой-то собственной «повестки дня». В отличие от предыдущих украинских президентов, он не стремится к набиванию собственного кармана и не имеет прочих коррупционных мотивов. Зеленский – актер. Но они никогда не был «командным» актером, на протяжении всей своей карьеры Зеленский – сольный исполнитель. А когда ты в центре внимания, тебя слепят огни рампы – ты не видишь, кто там в зале, какое настроение у публики. Да тебе и все равно, лишь бы тебе громко аплодировали. Но в случае с Украиной оппозиция – это тоже публика, она подает сигналы из зала, а ее игнорируют. Это устраивает Зеленского, потому что он видит в оппозиции только разрушительный фактор, но никак не созидательный.

WELT: Какие цели преследуете лично вы? Чего хочет оппозиция?

Луценко: Зеленский должен остаться в своём кресле до окончания боевых действий, но пусть он даст возможность сформировать правительство национального единства, в котором министры снова будут независимыми. Это правительство должно быть создано на основе результатов последних выборов – тех, которые состоялись еще в относительно мирное время. Западные союзники также должны призвать Зеленского к этому. Такая демократизация должна стать одним из условий вступления Украины в Европейский Союз и НАТО. Ведь в военное время нельзя голосовать заново, «переголосовать». Миллионы украинцев находятся за границей, живут в других местах или сидят в окопах.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*