Вт. Июл 16th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ Внешний вид и жесты позволяют понять, что на уме у человека. Бывший агент ФБР и эксперт по языку тела Джо Наварро в интервью Wired развенчал распространенные мифы о невербальном общении людей и объяснил, как тело выдает наши мысли.

Невербальные сигналы — это все, что помогает общаться в отсутствие слов. В народе они известны как язык тела. То, как мы одеваемся и ходим, имеет определенное информацию, чтобы понять, что на уме у конкретного человека.

Меня зовут Джо Наварро, и я 25 лет проработал спецагентом ФБР. Бо́льшую часть карьеры я провел в отделе нацбезопасности, который, среди прочего, занимается поиском шпионов, а также способов проникнуть в их головы и нейтрализовать.

Наша безопасность основана на невербальных способах общения — мы же наблюдаем за людьми сквозь «глазок» камеры банкомата. Из исследований нам известно, что при выборе партнера большинство так же полагается на невербальную составляющую. Можно подумать, человек в этом вопросе весьма искушен, но все равно каждую секунду передает какую-то информацию.

В этой области существует множество мифов, главный из которых состоит в том, что скрещивание рук на груди говорит о блокирующем поведении — это чушь. Даже если вам не нравится собеседник, данный жест используется не для того, чтобы от него отгородиться, а чтобы, и наоборот, приблизиться. По сути, так мы обнимаем сами себя. Вы делаете так, сидя в зале кинотеатра или когда кого-то ждете. Интересно, что данный жест характерен для нахождения на публике, а не в одиночестве.

другой миф: когда мы о чем-то думаем, то смотрим в каком-то определенном направлении, а обрабатывая информацию — в другом. Это никоим образом не указывает на попытку обмануть; не следует расценивать сигнал именно таким образом. Все, что мы можем сказать, так это то, что человек обрабатывает информацию.

Другие заблуждения: покашливания, прикосновения к носу или прикрывание рта рукой указывают не на ложь, а на самоуспокоение — так мы пытаемся обуздать эмоциилюди, которые хвастают тем, что могут засечь обман благодаря тому, что их собеседник прикасается к носу или прикрывает рот, — это просто чушь. Мы, люди, плохо умеем распознавать обман.

Шпионская работа часто далека от той картины, что мы видим в фильмах. Однажды мы получили информацию из другой страны, что в США завелся шпион, неизвестно как проникший в страну и выдающий себя за американца, но работающий при этом на иностранную разведку. Была запись, на которой он выходит из цветочного магазина, и наша небольшая команда взялась его изучать. работать было особо не с чем: вот он выходит из магазина и садится в машину — все. И тут я сказал: остановите запись. Большинство американцев носят букеты цветами кверху, а тот человек перехватил их наоборот — так делают в Восточной Европе. Вместо того, чтобы выяснять у него, шпион он или нет, я решил зайти с козыря под названием «доказательственная презумпция». нужно было видеть выражение его лица, когда я спросил: «Хотите узнать, как мы вас вычислили?» Он тут же все понял и признался: «Меня выдали цветы».

Когда я пришел работать в правоохранительные органы, то полагал, что важнее всего добиться признания, но на деле нет ничего важнее контакта в формате тет-а-тет. За 25 лет работы в ФБР редко кому удавалось скрывать от меня то, что я хотел выведать. Мы садились за стол и вели продолжительные беседы.

Я оцениваю человека на различные раздражители, и на этом выстраиваю дальнейшие вопросы. Первое, на что я обращаю внимание, это волосы: выглядят ли они здоровыми и ухоженными. Весьма интересен лоб человека, поскольку он помогает определить уровень стресса. Многое из пережитого нами в жизни зачастую отпечатывается именно на лбу. На глаза я смотрю, чтобы понять, не красные ли они и достаточно ли человек спал. Первым носителем информации для нас является пространство между глаз, известное как глабелла. Когда нам что-то не нравится, мы часто это демонстрируем, морща нос как кролики. Губы свои мы не видим, поэтому в моменты беспокойства склонны их сжимать или втягивать.

Смотря на щеки, можно заметить движения языка по их внутренней поверхности, но если человек пытается это скрыть, мне это говорит о его стремлении управлять восприятием, и тогда возникает вопрос: зачем? Что касается шеи, мне важен ее наклон, потому что он говорит о расслабленности человека. Когда же он исчезает, впору заподозрить неладное. Далее — плечи, и когда человек действительно не знает ответ на задаваемый ему вопрос, они поднимаются вверх очень быстро.

Затем я обращаю внимание на руки. Когда нас что-то беспокоит, мы обычно напрягаем пальцы, переплетаем их или медленно двигаем в положении типа «вигвам». Не следует путать это со сложенными «шпилем» пальцами. В спорных ситуациях мы кладем руки на бедра, как бы занимая доминантное положение — в народе то называют «руки в боки». Но посмотрите, как все меняется при выставлении вперед больших пальцев, когда мы шлем сигнал о том, что нам любопытно.

Не менее важно для меня «вентиляционное» ноги я смотрю для выявления соприкосновения с ними кистей рук, что также является жестом самоуспокоения. А на стопы — чтобы понять, двигаются они или статичны. Если я задаю вопрос, и внезапно человек переставляет и скрещивает стопы, то он, вероятно, ощущает некую угрозу, связанную с этим вопросом. Поэтому, когда мы изучаем невербальные сигналы, речь идет не о вынесении суждений, а об оценке той информации, которую передает визави.

Так оно и есть: мы смотрим на человека и составляем картину его внутреннего состояния. Мы все постоянно передаем какую-то информацию, причем не только посредством одежды и стиля, но и через человек принимает, когда идет по улице, идет он по внешней или по внутренней стороне тротуара, как часто моргает и смотрит на часы. Я знаю, что частота ваших моргательных движений составляет около восьми в минуту, тогда как сами вы об этом не подозреваете, потому что никогда не считали. Все эти факторы необходимо принимать в расчет как передатчики информации. Наше дело — использовать ее для определения необходимости мобилизации ресурсов в отношении данного конкретного человека.

В большинстве западных культур первое прикосновение между людьми происходит в момент рукопожатия, и в дальнейшем прикосновения играют весьма важную роль, поскольку мы всегда помним, если пожали кому-то руку, и нам это не понравилось. Также в данный момент происходит первый выброс нашими телами химических веществ, которые говорят: мне нравится или не нравится данный человек. Так что в большинстве культур рукопожатие одновременно необходимо и чрезвычайно важно.

— Дамы, приветствую. Я Джо Наварро.

— Джо, я Лора. Рада встрече.

— Лора. А вы?

— Катиджа.

— Катижда, здравствуйте. Позвольте задать вам вопрос. Давайте немного разойдемся, вам так удобно?

— Да.

— Точно, так немного комфортнее. А для вас — нет, правда? Ладно, спасибо. Продолжайте беседу.

Итак, что мы здесь сделали. Мы поговорили о важности пространства и комфорта. Они не осознают, насколько дальше друг от друга теперь стоя́т, а все потому, что мы подняли данный вопрос. Теперь у них не будет проблем с тем, чтобы обозначить идеальное для себя расстояние. Теперь, как мы видим, они как бы покачиваются в разные друг от друга стороны, создавая это пространство. А их стопы стали больше двигаться — это говорит о динамике поиска идеального расстояния. И мы знаем, что их выбивает из колеи эта высокая динамика движения.

Когда я еще учился в колледже в начале 1970-х, никаких курсов по невербальному общению не было, но именно благодаря поведению о человеке можно очень многое узнать и понять. Мы говорим об этом как о важной составляющей нашей работы, влияющей на то, как мы общаемся друг с другом. Когда речь заходит о невербальных средствах общения, не следует относиться к ним с пренебрежением, потому что в основном мы общаемся именно с их помощью, и так будет всегда.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*