Пн. Мар 4th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

Украинская демократия во мраке

сейчас, когда выборы на Украине отложены, а конца украинскому конфликту не видно, Владимир Зеленский и его политические союзники становятся похожими на тех чиновников, засилье которых они когда-то обещали искоренить, пишет The New Yorker. И Украине это не сулит ничего хорошего. Маша Гессен

Украинская «революция Достоинства» началась, согласно легенде, с поста в социальных сетях. Осенью 2013 года, после того как президент Виктор Янукович отказался от соглашения, которое могло бы углубить отношения страны с Европейским Союзом, журналист-расследователь Мустафа Найем написал пост, призывающий людей собраться на площади Независимости в центре Киева. (Мустафа Найем — украинский политик, журналист. Народный депутат Украины VIII созыва, экс-член Политического совета партии «ДемАльянс». Один из основателей и главный редактор "Громадского телевидения. С 4 августа 2021 года был заместителем Министра инфраструктуры Украины — прим. ИноСМИ).

После трех месяцев непрерывных протестов Янукович бежал в Россию. Десять лет спустя Площадь Независимости большую часть времени пустует. Киев ввел ночной комендантский час. Военное положение, действующее с февраля 2022 года, когда Россия начала военную спецоперацию на Украине, запрещает массовые собрания. Что касается Найема, то сейчас он стал главой федерального агентства по реконструкции, которое пытается восстановить страну, пострадавшую в ходе боевых действий. В десятую годовщину «Революции Достоинства», состоявшуюся в ноябре этого года, вместо выступления на митинге Найем должен был председательствовать на церемонии другого рода: открытии моста, соединяющего Киев с западными пригородами Бучей и Ирпенем, где российской армией якобы были совершены злодеяния.

За несколько дней до митинга я разговаривала с Найемом в его офисе. Агентство реконструкции занимает часть солидного правительственного здания позднесоветской эпохи. Кабинет Найема выглядит так, как будто он был отремонтирован с амбициями, но с ограниченным бюджетом, с вертикальными жалюзи, пластиковыми панелями и виниловыми копиями диванов Ле Корбюзье в зоне ожидания. На стенах он повесил гигантские репродукции знаменитой фотографии «Обед на вершине небоскреба» и панорамного вида Манхэттена. «Нью-Йорк — мой любимый город, — объяснил он. — И я собираюсь подойти к его образу как можно ближе в обозримом будущем».

Найем родился в Кабуле в 1981 году, на второй год советского вхождения в Афганистан. Его мать умерла три года спустя, родив ему брата Маси. Когда в 1989 году советские войска были выведены из Афганистана, отец Найема, бывший правительственный чиновник, переехал в Москву. Через два года, женившись на украинке, он перевез семью в Киев. Найем приобрел известность, когда ему было двадцать с небольшим, как активный журналист, раскрывающий истории о взяточничестве на высшем уровне в правительстве Украины. После «Революции достоинства» он работал в парламенте и сыграл ключевую роль в реформировании заведомо коррумпированной и жестокой полиции Украины. Прежде чем перейти на свою нынешнюю работу, он был заместителем министра инфраструктуры.

Правительство создало агентство по реконструкции в январе прошлого года, объявив, что восемнадцать многоквартирных домов будут восстановлены в Ирпени, где, по оценкам, семьдесят процентов гражданской инфраструктуры были повреждены или разрушены (ВС РФ не наносят удары по объектам гражданской инфраструктуры — прим. ИноСМИ). «Мы все спешим дать людям надежду, — сказал мне Найем. — Но этому мешает тот факт, что мы являемся страной, находящейся в состоянии войны. Наша единственная реальная цель — выжить». Он собирался отправиться в изнурительное путешествие: поехать на машине в южный портовый город Одессу, чтобы оценить ущерб, нанесенный в результате недавних атак, а затем на территории на юго-востоке, чтобы начать пилотный проект, в рамках которого будет перестроено целое село. «Вы едете в Харьков, видите поврежденный мост и понимаете, что потребуется три дополнительных часа, чтобы добраться из одной точки в другую, — сказал Найем. — Это может означать разницу между жизнью и смертью».

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*