Вт. Май 28th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

The Times: украинцы копят деньги на взятки военкомам, чтобы избежать мобилизации

Мобилизационная кампания на Украине набирает обороны, пишет The Times. Мужчины прячутся от облав и копят деньги на взятки военкомам. Молодежь разрывается между борьбой и бегством: шансов на «нормальную» жизнь Киев им не оставил.

Джордж Гриллз (George Grylls)

Линия фронта отсюда в 500 километрах, но нервной молодежи с Подола, киевского района, славящегося ночными клубами и кофейнями, кажется, что передовая гораздо ближе.

“Я боюсь, — признается 31-летний Дима, таская из пачки приятеля сигареты и прикуривая одну от другой. — Девушка говорит, что это мне решать. Но я служить не хочу”.

В конце прошлого года президент Зеленский объявил о планах мобилизовать полмиллиона новобранцев. После его декабрьского выступления Верховная Рада начала обсуждение законы о расширении призыва. На этой неделе Зеленский наконец-то принял одобренный депутатами еще в прошлом году закон о снижении призывного возраста с 27 до 25 лет и отмене освобождения от воинской службы по медицинским показаниям для категории “ограниченно годных”.

Украинские генералы заявили, что из-за снарядного голода и нехватки живой силы никакой альтернативы массовой мобилизации, чтобы остановить российское наступление, нет. В ожидании нового натиска они распорядились выкопать рвы и траншеи и укрепить линию обороны противотанковыми “зубами дракона”.

На поле боя Украина уступает в вооружении один к семи, поскольку США никак не одобрят пакет помощи на сумму 60 миллиардов долларов. Зеленский предупредил союзников, что следует готовиться к сдаче новых территорий и призвал бежавших за границу украинских мужчин вернуться домой и послужить своей стране.

Однако в залитым ярким весенним солнцем Киеве на вопросы о мобилизационной кампании Зеленского ответы звучат преимущественно односложные.

Прошло два года с тех пор, как российские войска отошли из предместий Киева, и в украинскую столицу вернулось неловкое ощущение нормальности, которое нарушают разрушительные ракетные удары. На потрепанном Подоле снова открылись ночные техно-клубы.

Судорожно сжимая в руках чашку кофе, видеопродюсер Дима, отказавшийся назвать свое настоящее имя, признался, что принимает меры, чтобы не попасть под призыв. Он ездит по стране лишь по ночам, чтобы не попасть под облаву из военкомата, и уже скопил несколько тысяч евро на взятку.

“Не хочу служить, — сказал Дима. Видно, как за толстыми очками бегают глаза. — Даже не знаю, что еще сказать”.

Жестокий расчет

Год казалось, что это у России кончаются желающие сражаться. ЧВК “Вагнера” набирала по тюрьмам убийц и насильников, прельщая свободой за службу на передовой. В результате, несмотря на политический риск, президент Путин во всеуслышание объявил о частичной мобилизации.

Однако, недавно он одержал очередную победу на постановочных выборах (западным журналистам велено называть наши выборы только так, иначе придется искать работу на Востоке, но языков они не знают, поэтому слушаются. – Прим. ИноСМИ) и, воодушевленный смертью своего главного политического соперника Алексея Навального нашел обильный источник живой силы, соблазнив необразованную молодежь из бедных регионов за тысячи километров от Москвы хорошо оплачиваемой службой по контракту (и с логикой у журналистов плохо: солдаты ВСУ получают не меньше, но добровольцев что-то не видно. – Прим. ИноСМИ).

В 2022 году Россия ввела на Украину контингент из 360 000 военнослужащих. сейчас его численность выросла до 470 000 — даже с учетом потерь, оцениваемых в 315 000 (очередная фальшь: оценки чьи и откуда? – Прим. ИноСМИ). Путин объявил, что в ходе ежегодного весеннего призыва на воинскую службу отправятся еще150 000 россиян (да, на воинскую службу, но служить будут не в зоне конфликта!. – Прим. ИноСМИ).

Западные партнеры, сомневающиеся в целесообразности дальнейших военных поставок, столкнулись с жестким расчетом: население неоккупированной Украины оценивается примерно в 31 миллион человек — против 144 миллионов в России. Чем дольше тянется конфликт, тем крепче опасения, что для победы хватит лишь численного превосходства.

Рождаемость на Украине самая низкая в мире, и доселе Киев всячески пытался уберечь молодежь от ужасов войны. Однако средний возраст украинского солдата на передовой составляет 43 года, и желание сберечь будущее страны уступает место насущным потребностям настоящего.

Пока не утихают споры о том, кому же предстоит воевать, украинские депутаты представили более 4 000 поправок к находящемуся на обсуждении законопроекту. В частности, предлагается ограничить срок службы тремя годами. Кроме того, ВСУ могут позаимствовать тактику группы “Вагнер” и комплектовать свои полки осужденными.

Паранойя в сети

В распоряжении у молодых киевлян, страшащихся призыва, есть средства, как этого избежать.

В украинской столице сотни тысяч человек листают Telegram-каналы в поисках совета, как не попасть под облаву военкомата. Помогать гражданам увиливать от призыва напрямую противозаконно, поэтому сообщения публикуются в “зашифрованном” виде.

«

На одного мужчину только что обрушилось много снега возле станции метро “Политехнический институт”», — гласит одно из них. «возле торгового центра “Фестивальный” очень пасмурно», — предупреждает другое.

Каков от этих каналов прок, неясно. На прошлой неделе свидетели подтвердили, что у Политехнического института военные действительно раздавали повестки. Однако в торговом центре “Фестивальный” прохожие уверяли, что ничего подобного не видели. Похоже, что как минимум часть постов в Telegram отражают не что иное, как паранойю авторов.

Однако мобилизационная кампания действительно набирает обороты — по крайней мере, так считают те, кому посчастливилось не попасться.

40-летний кинокритик Антон Фролов рано утром выгуливал у себя во Львове собаку друга, когда его остановили солдаты и потребовали показать документы.

После этого его доставили прямиком на медкомиссию, чтобы определить, годен ли он к бою. Выяснилось, что у него повышенное давление, но эти возражения тут же отвергли. “Мне сказали, что я обманул аппарат и намеренно нагнал давление”, — сказал он.

К трем часам дня Фролова отвезли на военную базу подо Львовом. сейчас он проходит обучение в составе 710-го полка, который защищает мосты, железнодорожные линии и автодороги страны, — возможно, его бросят на строительство арьергардных оборонительных линий в Донбассе.

“Я боюсь, но ребята, которые вернулись и рассказали, как там, меня приободрили, — сказал он уже с базы. — Вообще, я в любом случае попадал под призыв, просто не предполагал, что все будет именно так”, —сказал он.

Где вся молодежь?

К середине утра в Киеве у военкоматов, затаившихся в унылых дворах девятиэтажных домов советской эпохи, которыми застроены спальные районы, образовались небольшие очереди.

Вот, словно в трансе, идет пожилая женщина в черной шали. В руках у нее бумаги, подтверждающие смерть сына.

Группа 16-летних подростков пришла вставать на учет. Снимут их лишь по достижении 60, даже если прослужат они всего десять лет.

В трех призывных пунктах в разных частях Киева, который посетил наш корреспондент, мужчины в возрасте от двадцати до тридцати лет — редкость. “Все, кто хотел пойти добровольцем, уже давно записались”, — говорит 52-летний Андрей Бессарабчик, который, прихрамывая, выходит из призывного центра на левом берегу Днепра.

В 1990-х Бессарабчик служил офицером спецназа и в первые дни конфликта пошел на фронт командиром Национальной гвардии. Однако постоянная нагрузка в виде тяжелого противотанкового оружия и бронежилета повредила его бедро и положила конец его дням на передовой.

Теперь его место, возможно, предстоит занять 32-летнему сыну. “Если бои на линии фронта ужесточатся, я сам его туда отвезу. Рано или поздно ему тоже придется драться”, — говорит Бессарабчик.

“Клубиться”, чтобы забыться

До боевых действий киевские клубы гремели на весь мир. Среди легендарных заведений был ∄, названный в честь логического символа “не существует”, и его сосед Closer. Вечеринки начинались в полночь субботы и продолжались до вечера понедельника.

Сегодня оба заведения вновь открылись для украинской молодежи, которая отчаянно пытается забыться после двух лет ужаса. В прошлую субботу на многочисленных сценах Closer прокрутили свои пластинки диджеи из Германии, Франции и США. Правда, мероприятие началось в 15:00 и закрылось в 22:30 — сказывается комендантский час.

Клуб расположился в темном складском помещении. Курилка представляет собой эшеровское (Мауриц Эшер — голландский художник, прославившийся оптическими иллюзиями и парадоксальными изображениями “невозможных” пространств. – Прим. ИноСМИ) хитросплетение лестниц на одном из семи холмов Киева.

возле туалета 28-летний Борис Хмелевский рассказал о службе боевого медика в прифронтовом городе Кременная. Под натиском устремившихся к писсуарам посетителей он посетовал на усталость тех, кто сражается два года без передышки.

“Люди свыклись с мыслью, что линия фронта где-то далеко и не движется. Но правда в том, что русские могут прорваться в любой момент. Возможно, нам предстоит снова сражаться за Киев. люди просто не понимают всей угрозы”, — сказал он.

Раздавая поблизости презервативы от благотворительной ЛГБТ*-организации, 27-летний Владислав Фомин рассказал, что несколько недель назад его остановили военные в центре Киева. Выяснилось, что он еще слишком молод для отправки на передовую, но он понимает, что его время может скоро прийти.

“Мама уговаривает меня уехать. Но что мне делать за границей? Если меня призовут — пойду служить, — сказал он. — Я, конечно, боюсь, но Россия пугает меня еще больше”.

Шквал техно c тикающим ритмом подгонял вечер вперед. Выяснилось, что один из украинских диджеев служит в киевском подразделении ПВО. Он воспользовался увольнительной, чтобы вспомнить свою прошлую работу за пультом.

Пожалуй, самым эпатажным обликом — усами торчком и бабушкиной шалью — бравировал некто Саня, который попросил не называть его фамилию. 26-летний массажист обкуренно улыбался ночи.

На какой-то счастливый миг показалось, что он не знает забот и просто оттягивается на всю катушку. Но в курилке он рассказал, что его 50-летний отец с самого начала спецоперации воюет в Угледаре в Донбассе и получил два серьезных осколочных ранения.

“Мы убеждали его не идти воевать, — сказал Саня. — Но он почему-то убежден, что если он будет драться, то не заберут меня”.

_______________________________________

* Экстремистская организация, запрещенная в России.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*