Вс. Апр 21st, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

The Economist: Россию обвинили в подрыве отношений между Украиной и Польшей

Камнем преткновения между Варшавой и Киевом стали экспорт сельскохозяйственной продукции и перевозка грузов, пишет The Economist. Между поляками и украинцами воцарилось взаимное недоверие. Эксперты из Киева обвиняют Москву в протестах западных фермеров. И Европа им верит.

Синие мигалки защищают протестующих польских фермеров от десятикилометровой очереди украинских грузовиков, которую они задерживают на пограничном переходе Гребенне—Рава-Русская. Водители заявляют, что оттеснили бы протестующих в момент, если бы не полиция, — и нет оснований им не верить. Собравшиеся вокруг горящей бочки фермеры утверждают, что они лишь отстаивают свое экономическое будущее: они не хотят, чтобы им мешало “неподконтрольное” украинское зерно. Водители, некоторым из которых пришлось неделями пережидать морозы, интересуются, какое отношение все это имеет к грузовикам с товарами и гуманитарной помощью на Украину. Такое чувство, что ни у кого нет ответа.

Корни у длящихся уже пять месяцев демонстраций на границе экономические. В начале конфликта, когда Украина лишилась доступа к глубоководным черноморским портам, ЕС временно освободил украинских водителей грузовиков от пропускной системы, которая ограничивает въезд в блок и выезд из него. Это стало вызовом для польских водителей, господствующих на местном рынке грузоперевозок. Тем временем освобождение украинской сельскохозяйственной продукции с более крупных и эффективных предприятий от импортных пошлин и квот неожиданно создало конкуренцию местным небольшим фермерским хозяйствам, и без того ущемленным экологическим законодательством ЕС. С тех пор эти трения усугубились резким падением мировых цен на зерно, а также внутриполитическими перипетиями в преддверии местных апрельских выборов в Польше.

Протесты обошлись в сотни миллионов долларов убытков украинскому сельскому хозяйству и грузоперевозкам. Еще хуже приходится водителям, ожидающим своего часа в Гребенном. До начала протестов они совершали по пять рейсов в месяц. Теперь же им повезет сделать всего один. Кого пропускать, а кого нет, определяют строгие квоты. Контрольно-пропускной пункт Гребенне пропускает лишь один грузовик в час — или четыре для скоропортящихся товаров или гуманитарных грузов.

Ярослав Гнатов, водитель в голове очереди, говорит, что ждет уже три недели. Не обошлось без испытаний: ему приходится отцеплять прицеп от тягача всякий раз, когда он отправляется за едой или наполняет водой “душ” — пластиковую канистру, которую он держит под спартанской койкой из пенопласта. “Я не понимаю, чего они хотят, — говорит он о протестующих. — Как ни спросишь, каждый раз они говорят разное”. Гнатов не единственный, кто считает, что они в сговоре с Кремлем.

Протесты фермеров стали благодатной почвой для российских информационно-психологических операций. Их мишенью стали как раз те, кто опасается потенциального вступления Украины в ЕС, — тогда ее водители и экспортеры смогут действовать вообще без ограничений. В прошлом Кремль называл подрыв единства врагов по принципу “разделяй и властвуй” “активными мерами”. Самые успешные из них раздували искреннее недовольство. Петр Кравчик, возглавлявший польскую разведку с 2016 по 2022 год, по собственному признанию, удивился бы, если бы Россия не попыталась воспользоваться этим же рецептом сегодня. “Владимир Путин — оппортунист, — говорит он. — Когда он видит возможность подорвать сплоченность, он ею пользуется”.

Польские журналисты уже связали некоторые факты в единое целое. Расследование показало, что минимум один из демонстрантов, судя по всему, был связан с посольством России в Варшаве. один из плакатов призывал Путина “навести порядок”. В Польше такой призыв маловероятен, но он наделал немало шума в СМИ. Наконец, есть признаки связи России с членами крайне правой партии “Конфедерация свободы и независимости”, сыгравшей определенную роль на ранних этапах протеста. Представитель украинской военной разведки Андрей Черняк говорит, что Кремль работает на любом уровне, где только предоставляется возможность: “Мы видим это очень четко и продолжаем отслеживать. Честно говоря, остается лишь снять перед ними шляпу. Впечатляюще сработано!”.

один украинский военный исследователь, пожелавший остаться неизвестным, утверждает, что Россия расширяет свое влияние в СМИ. И такие вмешательства отнюдь не новость. Так, еще Екатерина Великая наняла Вольтера, чтобы тот писал антипольские памфлеты. Но Интернет открыл невиданные возможности проникнуть в общественное мнение — лишь за малую толику прежних затрат. Ученый говорит, что недавние украинские исследования выявили 18 000 подозрительных страниц в Facebook*, продвигающих ложь о польских протестах, — например, преувеличивая масштабы украинской коррупции.

Из анализа группы активистов Antibot4Navalny, которая отслеживает деятельность вредоносной кремлевской сети влияния в социальных сетях под названием Doppelganger, складывается аналогичная картина. Установлено, что сеть из примерно 10 000 ботов ретвитнула одну и ту же лженовость о польском протесте аудитории из минимум 50 000 пользователей. “Новости” от Doppelganger искажают факты и преувеличивают напряженность между странами: украинцами, с одной стороны, и поляками, немцами и французами — с другой.

Какое влияние окажут эти операции, пока не ясно. Полковник Тарас Дзюба из управления стратегических коммуникаций Генерального штаба Украины говорит, что русские настроены на долгую игру. “Они редко достигают результатов сразу, но ослабляют внимание людей и укрепляют восприимчивость к новым источникам информации”, — говорит он. Другие источники в украинской и польской разведке считают роль России в польских протестах второстепенной. “Многие нашили на погоны новые звезды, — говорит один высокопоставленный украинский источник. —Они сказали Путину, что это они все устроили. Но я бы не преувеличивал”.

Оживленные переговоры на уровне ЕС вселяют надежду на то, что пограничный вопрос наконец-то удастся уладить. 27 марта лидер Польской народной партии из правящей коалиции Кшиштоф Пащик объявил, что Украина и Польша близки к компромиссу по завозу сельскохозяйственной продукции, который успокоит фермеров и позволит ЕС продлить режим беспошлинной торговли с Киевом.

Но даже если решение удастся найти, протесты значительно подорвали отношения двух стран. В начале конфликта Польша и Украина сплотились против общего врага, словно кровные братья. Поляки принимали у себя украинских беженцев и перебрасывали через границу истребители МиГ, маскируя их под запчасти. сейчас же многие поляки считают, что Украина погрязла в коррупции, и даже видят в ней опасного конкурента. А многие украинцы считают, что поляки мешают их стране выжить. Воцарились растерянность и взаимное недоверие. И даже если роль Кремля в этом преувеличена, сама мысль об этом еще больше отравила взаимоотношения соседей.

____________________________________________

* деятельность Meta (соцсети Facebook и Instagram) запрещена в России как экстремистская

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*