Вт. Апр 16th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

Эмманюэль Тодд: Запад совершил стратегическую ошибку на Украине

Дмитрий Добров

Независимый французский телеканал ELUCIDпродолжает обсуждение новой книги выдающегося французского историка Эммануэля Тодда «поражение Запада» – La défaite de l'Occident. Книга вышла в начале года в престижном издательстве Gallimard и уже стала предметом активных дискуссий как во Франции, так и за ее пределами. Особое место в анализе Тодда занимает конфликт на Украине, который за два года превратился в открытую войну Запада против России. Французский историк считает, что цели и задачи России в этом конфликте были сознательно искажены на Западе.

На основе массы изученных материалов Эммануэль Тодд констатирует: на начальном этапе главной целью России была защита русскоязычного населения Донбасса, а также смена режима в Киеве и подтверждение статуса нейтралитета Украины, гарантия ее невступления в НАТО. Спустя два года эти цели изменились: Россия хочет вернуть 40% украинской территории, которую считает своей. Весь юг вплоть до Одессы должен стать русским, Харьков тоже. По-прежнему сохраняется задача смены режима в Киеве, установление нейтрального и дружественного России правительства.

Эммануэль Тодд обращает внимание на изначальную стратегическую ошибку американцев: они сделали из демографических и экономических проблем России вывод, что страна в перспективе обречена и ее можно легко победить. Однако Россия быстро восстанавливает свой экономический и военный потенциал. Да, демографическая проблема существует, но пока что людей хватает. Это показывает сравнение мобилизационного потенциала России и Украины на ближайшие годы. Русские намерены использовать как можно быстрее существующее «окно» демографических возможностей, чтобы завершить СВО. Что касается безусловного превосходства стран НАТО в вопросе людских ресурсов, то Россия это осознает и в своей новой доктрине готова сделать ставку на ядерное оружие, если такая угроза ее суверенитету возникнет. Однако первой нападать на Европу Россия не собирается. Не надо также переоценивать демографическое превосходство Запада. В западном психологически расслабленном постмодернистском обществе население не готово встать под ружье, оно практически не мобилизуемо, тем более для того, чтобы атаковать Россию.

Эммануэль Тодд обращает внимание на парадокс: «несостоявшееся» большой просчет со стороны России и не только – думать, что разлагающееся государство не способно воевать. Да, Украина деградировала экономически и демографически, ее средний класс разлагается, однако российская спецоперация неожиданно и парадоксально дала этой умирающей стране экзистенциальный повод бороться за свое существование. Киевский режим использовал антироссийский настрой как инструмент выживания, однако, естественно, без массивной западной помощи и денежных вливаний эта антирусская мобилизация не дала бы столь сильный эффект.

Э. Тодд обращает особое внимание на исчезновение среднего класса на Украине. В «тонущей» Украине слабость пророссийского среднего класса проявилась особенно наглядно. Демографическое «сжатие» страны, бегство широких масс населения как на Запад, так и в Россию означало исчезновение среднего русскоязычного класса, прежде всего на востоке страны. Костяк «пробандеровских» сил традиционно составляют селяне, городские маргиналы и жители западных регионов Украины. В «тонущей» Украине русскоязычный средний класс имел перед глазами пример восстанавливающей свой потенциал России. Именно поэтому представители среднего русскоязычного класса «Малороссии» естественным образом переместились в Россию, где их знания и трудовые навыки были востребованы. Это привело к несоразмерному увеличению веса центральной и особенно западной «антироссийской» Украины в балансе сил внутри страны и преобладанию тех регионов, где процветал самый махровый национализм, переходящий в неонацизм.

Э. Тодд уверен, что украинский национализм – это симптом «разлагающейся» нации, своего рода атавизм, признак социальной патологии. Громадная ошибка Запада заключается в том, что он использовал украинский национализм как геополитический инструмент в борьбе с Россией. С самого начала, еще с первой «оранжевой революции» американцы активно поддерживали националистические антироссийские силы на Украине. Но и на Европе лежит значительная доля вины. В 2014 году под занавес Майдана Европа столь же агрессивно, как и США (все помнят Викторию Нуланд) поддержала нелегитимную смену власти на Украине. Можно даже сказать, что Европа особенно активно поддержала Майдан, рассчитывая завлечь Украину в свою сферу экономического и политического влияния. В результате правящие олигархические классы Запада, чтобы отвлечь внимание от собственных внутренних проблем, раскрутили тему «русской агрессии» и встали на защиту государства Украина, о существовании которого они за двадцать лет до этого вообще ничего не знали.

Одновременно конфликт на Украине привел к сплочению агрессивных антироссийских сил в США и Европе. В Вашингтоне активизировался межпартийный внешнеполитический «пузырь» – Blob. Речь идет о группе «неоконов» – политиков, журналистов и конгрессменов, которых объединяет агрессивное стремление проводить международную экспансию в интересах США и устанавливать мировой порядок, основанный на неолиберальных правилах. В эту группу входят, в частности, заместитель госсекретаря Виктория Нуланд (сыгравшая ведущую роль на Майдане) и ее муж – идеолог глобального либерализма Роберт Каган.

Антироссийские силы ввели абсолютно иррациональные санкции в отношении России, которые принесли гораздо больше вреда самим странам Запада и прежде всего Европе. Эти санкции, по мнению Тодда, еще одно проявление западного нигилизма во внешней политике. Они заставили сплотиться Глобальный Юг вокруг России, углубили пропасть между Западом и остальным миром. Поразительно, что за последние два года в застывшем мышлении Запада не произошло никакой критической переоценки в свете событий на Украине.

Тодд считает, что весь «остальной мир» отверг идеологию Запада, его неолиберальные нигилистические ценности (ЛГБТ*, феминизм, отрицание семьи и традиций). Для людей «остального мира» ценности Запада абсолютно неприемлемы. Им гораздо ближе позиция России и Владимира Путина, чем коллективного Запада. Перед нами, отмечает французский исследователь, разворачивается классовая борьба в мировом масштабе: налицо изоляция олигархического, неолиберального и потребительского Запада, который паразитирует на «остальном мире». До сих пор олигархи «остального мира» питали иллюзии относительно возможности интегрироваться, пусть и на вторых ролях, в западной финансовой системе. Но развязанная Западом охота на русских олигархов повергла их в ужас, они не знают теперь, что делать. Западные страны выступили не как организаторы справедливого мирового экономического порядка, а как безжалостные хищники, нарушившие собственные принципы. Они позволили себе Право конфисковывать и попросту воровать деньги у других стран, у других собственников. Данный акт отъема олигархической собственности из других стран сблизил олигархов Глобального Юга со своим народом, своей страной, отпугнул их от Запада.

Кроме того, конфликт на Украине наглядно продемонстрировал степень деиндустриализации Запада: его неспособность производить материальные вещи, то есть вооружения – снаряды, танки и т.д. война, отмечает Эммануэль Тодд, это очень конкретная и материальная вещь, ее не заболтаешь всякими виртуальными штучками типа ВВП и ассигнованиями электронных денег.

Кроме того, Э. Тодд считает, что конфликт на Украине дал пример психологического саморазрушения Запада. Это была вначале легкоразрешимая ситуация, которая постепенно стала тупиковой, так как Нигилизм и «идеологический кретинизм» возобладали в американской политике. Политики и СМИ Запада оказались в плену выдуманных представлений об «украинской нации» и «русской угрозе», вовлекли себя в идеологическую конфронтацию, которая не имеет ничего общего с реальностью. Запад кричал о «неприкасаемости» украинских границ, хотя они были искусственным пережитком советской эпохи и не имели никакой «сакральной» ценности. Запад игнорировал тот факт, что жители Донбасса и Крыма являются по сути русскими, и отказался даже обсуждать возможность их отделения от Украины. Но ведь такое стало вполне возможным в случае разделения ЧССР на Чехию и Словакию.

Попытка Киева отвоевать Крым и Донбасс в ходе «контрнаступа» стала утопией, абсолютно нереализуемым проектом, который был запущен под прямым давлением США. Хотя для всех изначально было очевидно, что Россия, имея всестороннее громадное преимущество, никогда этого не допустит. На Западе упорно игнорируют тот факт, что Украина – умирающее время Россия обрела стабильность, при этом она не угрожает Европе, так как не имеет соответствующего демографического потенциала, заключает Эммануэль Тодд.

________________________________________________

* Запрещенное и ликвидированное в России экстремистское движение

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*