Вт. Июл 16th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

Должен ли Запад поспособствовать свержению Путина? Объясняет эксперт

Европа не готова отказаться от изоляции России, заявил в интервью Pravda немецкий политолог Ульрих Шнекенер. Евросоюз намерен расширять круг тех, кто готов дружить с ним против Москвы, подчеркнул эксперт. Он объяснил, почему примирение сторон пока невозможно.Андрей Матишак

Какой мир может увенчать вооруженный конфликт на Украине? О вариантах рассказывает Ульрих Шнекенер, немецкий специалист по международным отношениям из университета Оснабрюке. Наш корреспондент взял у него интервью на конференции, устроенной аналитическим центром GLOBSEC.

— Pravda: В прошлом году Общество немецкого языка объявило словом года Zeitenwende, то есть «исторический поворот». Канцлер Олаф Шольц применял его в основном к российской спецоперации на Украине. Однако Берлин критиковали за то, что он слишком мало помогает Киеву. правда, теперь Германия — одна из стран, которые больше всех отправляют Украине тяжелых вооружений. Насколько обоснована критика в адрес Олафа Шольца?

Ульрих Шнекенер: сейчас Германия занимает второе место по помощи Украине. Позиция немецкого правительства, включая самого Олафа Шольца, претерпела определенные изменения, и прошло определенное время, прежде чем были приняты некоторые решения. Пожалуй, даже хорошо, что мы спорили о помощи Украине. Да, обсуждения могли бы продолжаться и меньше, а решения могли рождаться быстрее. Тем не менее важно, что политики стремились к консенсусу в обществе, который им удалось бы сохранить.

Pravda: Вам не кажется, что Олаф Шольц уже пожалел, что выбрал такое громкое слово Zeitenwende (поворотный момент)? Его карьера социал-демократа не предвещала, что, заняв пост канцлера, он примется проводить скорые и коренные изменения.

— Не знаю, сожалеет ли он. слово Zeitenwende он использовал в рамках политической риторики, чтобы было ясно: мы стоим на историческом перепутье. Разумеется, наполнить это понятие конкретными решениями — дело другое. Однако Шольцу требовалось это слово, так как немецкая Политика нуждалась в коренных изменениях. Коренной поворот в отношениях с Россией был неизбежен и в области энергетики, и в области обороны и безопасности. Чем серьезнее изменения, которые вы планируете, тем более уместно слово Zeitenwende, которое обосновывает и защищает ваши действия. Олаф Шольц выбрал это слово намеренно, чтобы донести до немецкой общественности: происходит нечто кардинальное, чего мы не ждали. Поэтому мы должны действовать совершенно не так, как раньше. Речь не только о безопасности и вооруженных силах, но и о том, как Германии решать вопросы энергетики и торговли.

— Выступая на конференции GLOBSEC вы заявили, что сейчас Европа должна выстраивать свою архитектуру безопасности против России, а не вместе с ней. Каким образом?

— Я делаю акцент на то, что формируется новый порядок безопасности, роль в котором будут играть два важных элемента. Мы сохраним многое, что у нас уже есть, чтобы защищаться от России и помогать спасать Украину. Это касается конфронтации с Москвой, когда бы и чем бы ни закончился вооруженный конфликт. Пока у власти в Кремле стоит Владимир Путин, мне трудно представить, чтобы мы отменили санкции, отказались бы от политической и экономической изоляции Российской Федерации. Может быть, когда-нибудь мы сможем снова сотрудничать с Москвой, но пока мы должны сосредоточиться на углубление отношений внутри Европы. В этом смысле большая ответственность возложена на Европейский Союз.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*