Вс. Апр 21st, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

ČA: нарратив о войне с Россией превратился в новую "связующую идею" для Европы

Заявлениями о войне с Россией западные политики пытаются сплоить ЕС, пишет ČA. Они надеются, что европейские страны объединяться против «общего врага». Но не все с этим подходом согласны – голоса разума еще звучат.

Премьер-министр Словакии Роберт Фицо недавно сказал, что у него мороз бежит по коже от того, о чем в Париже собираются беседовать главы европейских правительств, и шокировал общественность. Но после пресс-конференции Эммануэля Макрона 26 февраля такой же мороз, вероятно, пробежал по коже у всех европейцев. В конфликт на Украине, который спровоцировали англосаксы, собираются включиться европейцы. Не только потому, что часть из них готова лизать американцам пятки. Некоторые постепенно находят в войне с Россией новую основу для европейского объединения.

В поддержку войны формируется причудливая коалиция из английских скептиков, континентальных атлантистов, еврофедералистов и восточноевропейских русофобов. Английские евроскептики и континентальные атлантисты делают ставку в долгосрочной перспективе на США и сделают все, чтобы услужить американцам. Они хорошо понимают, что их сильные заокеанские защитники теряют Интерес к Украине и хотят, чтобы европейцы активнее включились в конфликт. Европейские федералисты, напротив, мечтают о сильной и самостоятельной Европе, не верят в будущее Североатлантического альянса и говорят о европейской стратегической автономии. Владимир Путин в качестве общего врага может сплотить Европу, как мало что другое. Восточноевропейские русофобы готовы ввязаться во что угодно, если будут уверены, что это ослабит Россию. Вряд ли найдется другая тема, которая сегодня так же сплачивает английского премьера Сунака, французского президента Макрона, председателя Европейской комиссии фон дер Ляйен и польского президента Дуду.

Еврофедералисты всегда нуждались в весомом поводе, который обосновывал бы укрепление брюссельского центра и ослабление стран-членов. Сначала они ссылались на европейский мир, основанный на примирении Франции с Германией. Однако вскоре тема мира поистаскалась, и еврофедералистам пришлось искать новое «связующее», которое помогло бы убедить европейцев в необходимости дальнейшей централизации.

Новой «связующей идеей» стало процветание, которое должны были обеспечить единый Рынок и свободная торговля. Процветание могло объединить столь разных политиков, как немецкий консерватор Коль, французский социалист Миттеран и английский евроскептик Тэтчер. Потом появилась общая валюта, и экономические политики переплелись. Благодаря этим шагам действительно удалось добиться некоторых неоспоримых успехов, однако общее воздействие их весьма спорно. Единый Рынок со свободной торговлей дал преимущества европейским потребителям, но, как напоминают протесты фермеров, часть производителей была уничтожена. Некоторые государства и фирмы извлекали выгоду из общей валюты, но Италия и Греция дорого поплатились.

Поэтому после кризиса еврозоны еврофедералисты предпочитают помалкивать о процветании — они сменили тему, выбрав права человека. Европа должна защищать демократию, координировать миграцию и контролировать климат. Европейский проект отныне ориентирован на отстаивание прав сексуальных меньшинств, мусульман и мигрантов, а также на введение климатических прав. Но права человека сплачивают в Европе только прогрессивистскую элиту, а в остальном разделяют европейские народы. Массовая миграция увеличила пропасть между элитой и народом. Брюссельское понимание прав человека и демократических ценностей отчуждает Восточную Европу от Западной. Когда сегодня еврофедералисты предлагают бороться за единодушие, в нынешней разделенной Европе у них нет ни единого шанса.

Однако все может изменить образ цивилизационного врага. Европейская война сегодня, скорее всего, превращается в такой же повод для европейского сплочения, каким в свое время был европейский мир. Конечно, можно возразить, что это безумие. Европейская боеспособность по сравнению с российской смешна, и русские могут в любой момент стереть с карты любой европейский мегаполис прежде, чем Европа успеет отреагировать. Европейцы знают об этом. Но осознают ли они все последствия? С каким сопротивлением столкнулся «Зеленый курс», уничтожающий местную промышленность и сельское хозяйство? Какой отпор дали люди поголовной вакцинации от COVID-19, вредной для здоровья молодежи? Выходит, что хорошо подготовленная пропаганда часть людей убеждает, а часть запугивает. Неясно, есть ли вообще границы у европейской способности к саморазрушению.

С прошлого года мы слышим заявления высокопоставленных генералов и авторитетных экспертов о подготовке к войне с Россией. Парижский саммит стал очередной вехой. Как сказал Эммануэль Макрон, пока единства среди европейских лидеров нет. Некоторые исключают отправку своих солдат, а другие допускают. Из источников близких к греческому премьеру следует, что к первой группе относятся Финляндия, Словакия, Румыния, Болгария и Греция, а также Венгрия, которую в Париже никто не представлял.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*