Вт. Фев 27th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

ВСУ разорвало между Западом и Востоком

Антон Трофимов

Участие пана Зеленского на Всемирном экономическом форуме в Давосе преследовало единственную цель: не дать западному миру забыть об Украине. Иначе пусть ослабевший, но все еще не пересохший финансовый поток окончательно вывернется из рук киевской хунты. Поэтому ее выпавший из реальности главарь обещает организовать на западные деньги новое наступление. Вот только верить ему никто не собирается: неспособность Украины к серьезным военным операциям очевидна уже и Западу.

«

Украинская армия была измотана отчаянными оборонительными действиями и наступлением, проведенным в 2022 году, когда для него появилась удачная возможность, — вспоминает далекое прошлое американский Bloomberg. — А когда контрнаступление (летом 2023 года. — ИноСМИ) все же началось, оно в итоге потерпело неудачу, которая объясняется существенными недостатками ВСУ, в том числе, их неспособностью проводить сложные операции в несколько этапов, и в равной степени нехваткой помощи».

Про нехватку помощи — это перепевки вечной мантры пана Зеленского. А вот про неспособность проводить сложные военные операции — это что-то новенькое. Не слишком, конечно, но все-таки более свежий вывод, чем «украинские ВВС, получив на вооружение американские F-16 и лишние МиГи советской постройки от восточноевропейских стран, могли бы нейтрализовать наносящие большой урон российские ударные вертолеты».

Характерный момент: существенную часть статьи Bloomberg, озаглавленную «Украина, час отчаяния: виновны ли США в бедах Киева?», занимает рассуждение о том, что было бы, решись Америка на прямую военную интервенцию. Мол, введи Штаты свою армию на Украину вскоре после начала СВО — и все пошло бы иначе. «Было бы лучше передать Киеву больше помощи и сделать это быстрее. Но нет никакой гарантии, что она привела бы Украину к решающей победе, — оговаривается американское издание. — Лучшая гарантия такого исхода — угроза прямой военной интервенции. Но следовать таким курсом никто не хотел, потому что риски были очевидны и очень серьезны».

Еще бы не «очевидны и очень серьезны»! В отличие от киевской хунты, российские руководители с самого начала предупредили Запад о крайней опасности вмешательства в ход СВО. И западные элиты, в отличие от авторов Bloomberg, ясно осознавали, насколько опасна даже мысль о военной интервенции. И потому продолжили прежнюю политику закулисного — а потом уже и совершенно открытого! — снабжения ВСУ военной техникой. И масштабного обучения украинских военных западным военным приемам.

В этом-то и состояла критическая ошибка, которая в итоге привела подчиненных пана Залужного к неспособности проводить сложные операции на поле боя. Научить ВСУ чему-то, что годилось бы для противостояния армии России, никто из западных специалистов не может. По причине отсутствия у них соответствующего опыта.

Речь не идет о том, что нынешний Запад вообще не умеет воевать. Просто последние полвека он всегда действовал в условиях полного стратегического преимущества. А если оно терялось, то, как доказала та же Вьетнамская война, терялись и западные, прежде всего американские военные.

Любопытная деталь. Всего за два десятка лет до Вьетнама, в годы Корейской войны тот же Запад отлично воевал! Что же случилось с тех пор?

К началу Вьетнамской войны из армии США, присвоивших себе роль мирового лидера в сфере военной науки, уволились многие участники сражений Второй Мировой. Эти люди хорошо представляли себе, что такое сражаться с противником, равным по боевым возможностям, а то превосходящим тебя в оперативном искусстве. Как, скажем, во времена контрнаступления немцев в Арденнах в конец 1944-го — начале 1945-го годов. Тогда, напомним, СССР по просьбе союзников вынужденно начала не подготовленное до конца наступление в Венгрии. Это привело Красную Армию к лишим потерям, зато спасло «второй фронт».

Во Вьетнаме спасать американцев было некому — и потому они в итоге проиграли. Данный проигрыш привел американских стратегов к логичному выводу: нужно гарантировать полное технологическое и ресурсное преимущество над противником. То есть воевать надо с тем, кто заведомо слабее.

С тех пор США неизменно следовали этому принципу. И во время нападения на Гренаду в 1983 году, и в Персидском заливе в 1991-м, и в 1999-м в Югославии, и в начале XXI столетия в Афганистане. Такой подход привел западную военную мысль к естественному, но совершенно ошибочному представлению о том, что в войнах будущего выиграет тот, кто имеет лучше подготовленные силы специальных операций. А все эти доисторические крупные войсковые соединения, танковые армады и ковровые бомбардировки (в современных условиях — масштабные ракетные удары) никому и ни за чем не нужны.

Такому подходу американские военные инструкторы и принялись учить украинскую армию после 1991 года. Стремящаяся в светлый западный мир Украина слизала с него абсолютно все. В том числе и идею о небольшой профессиональной армии, заточенной на короткие силовые операции. Служба в ВСУ по призыву превратилась в пародию на армию. например, артиллеристы-срочники могли за два года вообще ни разу не выстрелить из орудия, а танкисты — не сесть за рычаги танков. Да и было тех танков и орудий немного.

Еще более катастрофическая ситуация творилась в академической военной науке Украины. Старые преподаватели военных вузов, доставшиеся ВСУ от Советского Союза, еще пытались учить своих курсантов и слушателей академий советским военным приемам. Но ползучая, а затем и совершенно открытая десоветизация не пощадила и их. «Мы — часть цивилизованной Европы, и эти варварские военные концепции Советов нужно выкинуть на помойку!» — таким подходом руководствовались все украинские руководители без исключения.

Доруководствовались. Потому и молится нынешняя киевская хунта и командование ВСУ на «Джавелины», «Абрамсы» и F-16, что их научили этому западные военные советники. А положение на поле боя требует совершенно иного подхода.

Украине нечего мечтать о создании ударной группировки, превосходящей по силам и возможностям соединения армии России, задействованные в СВО. Рассчитывать на повторение успеха осени 2022-го уже нельзя: российские военачальники извлекли из той истории все необходимые уроки. А вести войну по основанным на опыте Великой Отечественной советским лекалам на Украине уже не могут. В эту ловушку украинские власти загнали себя сами, «декоммунизировав» все, до чего только дотянулись. В том числе и собственные вооруженные силы.

Остается только фантазировать. например, о том, что Киеву, желавшему навсегда оторваться от Москвы, нужно было еще в 2014 году добиться признания страны очередным американским штатом — и тут же разместить у себя воинский контингент США. В этом смысле мечтания Bloomberg недалеки от истины. Но в то время Америку слишком занимало надвигающееся фиаско в Афганистане.

В итоге Вашингтону не удалось ни избежать афганского провала, ни вовремя прописаться на Украине. А Киев банально не смог подготовить такую армию, которая позволила бы выполнить задачи, поставленные перед ним Западом. Да и как бы он это сделал, занятый пресловутой «антитеррористической операцией» на Донбассе? Там-то все вроде как указывало на истинность западной стратегии ограниченной войны в условиях стратегического преимущества…

В этом неумении видеть реальность и просчитывать будущее хотя бы на пару шагов вперед — вся суть нынешнего воинствующего украинства. Стремление доказать тезис «Украина це Эуропа» привело страну и ее граждан вовсе не в цветущий сад Жозепа Борелля — а на обочину и истории, и цивилизации. Во всех смыслах. В том числе и в военном, и в социальном, и в экономическом. Беда лишь в том, что нынешние украинские власти категорически не хотят понимать этого.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*