Вт. Фев 27th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

Сеймур Херш: подрывом "Северных потоков" США вбили клин между Россией и Европой

Подрыв «Северных потоков» стал результатом американской стратегии, направленной на вбивание клина между Россией и Западной Европой, пишет Сеймур Херш в статье на Substack. С тех пор Вашингтон наложил вето по меньшей мере на одну попытку Москвы добиться независимого расследования произошедшего.Сеймур Хёрш

В четверг, 8 февраля, исполнится ровно год с момента публикации моей статьи о том, как осенью 2022 года президент США Джо Байден принял решение отправить решительный сигнал Владимиру Путину, уничтожив российские газопроводы «Северный поток — 1» и «Северный поток — 2». Между тем именно «Северный поток — 1» превратил Германию в самую мощную экономическую силу в Западной Европе.

Я не стану подробно останавливаться на неспособности ведущих СМИ следить за развитием той истории — много лет назад я понял, что у некоторых репортеров есть свои источники инсайдерской информации, а у других — нет. Но я расскажу вам об усвоенном мной уроке, касающемся президентских сигналов, подобных тем, которые сейчас направлены против хуситов в Йемене, против иранцев, которые якобы стоят за большинством антиамериканских выпадов на Ближнем Востоке, и, разумеется, против Москвы, продолжающей свою специальную военную операцию на Украине.

Это история эпохи холодной войны, которую мне рассказал человек, глубоко погрузившийся в события начальной фазы американской интервенции во Вьетнаме. После Второй мировой войны Соединенные Штаты поддержали неправильную сторону в Китае, и в 1949 году коммунистические силы во главе с Мао Цзэдуном объявили о своей победе. Это было воспринято как очередная неудача в попытках Америки сдержать распространение коммунизма в мире. В тот момент сдерживание было основополагающей составляющей политики Соединенных Штатов, и Вашингтон беспокоился, что Мао поддерживал Хо Ши Мина — вьетнамского лидера, который разгромил французов в 1954 году в битве при Джин Биен Пхе, несмотря на довольно щедрую помощь, которую Америка в неофициальном порядке оказала Франции. В том же году на международной мирной конференции в Женеве, о которой мало кто помнит, случился своего рода триумф рациональной дипломатии: было принято решение, что Вьетнам нужно разделить, что Хо Ши Мин получит Север, а на Юге будет установлен некоммунистический режим.

Именно страх американцев перед коммунизмом и определил то, что произошло на Юге дальше: администрация Эйзенхауэра, опираясь на поддержку Католической церкви и множества американских конгрессменов, включая недавно избранного сенатора Джона Кеннеди и его влиятельного отца, бизнесмена Джозефа Кеннеди, сделали президентом Юга франкоязычного набожного католика Нго Динь Зьема. У Зьема было мало общего с буддистами и католиками, жившими на Юге и ненавидевшими французов, однако его назначение на пост президента стало сигналом, адресованным Хо Ши Мину и китайцам, что Америка находится на Юге, чтобы сдерживать распространение коммунизма на полуострове — в Лаос и Камбоджу.

Нам кажется, что мы понимаем, что происходило в следующие девятнадцать лет, пока Америка вела войну на сдерживание, но в большинстве случаев это не так. После того, как в войне погибли миллионы вьетнамцев и более 58 тысяч американцев, 30 апреля 1975 года Сайгон пал. Душераздирающая картина того, как отчаявшиеся вьетнамцы цеплялись за шасси последнего американского вертолета, поднимавшегося в воздух с крыши посольства в Сайгоне, — это образ, который мое поколение не забудет никогда. Камбоджа, чьи режимы много раз пользовались поддержкой тысяч американских бомб, пала под натиском коммунистических «Красных кхмеров» в последние дни апреля, и уже к концу мая к власти пришло новое правительство. А в августе коммунистические силы Патет Лао закрепили победу, одержанную несколькими месяцами ранее на поле боя, официально взяв на себя контроль над правительством.

Что же случилось дальше?

Мы проиграли войну, отряхнулись и двинулись дальше.

Камбоджу захватили фанатичные «Красные кхмеры» во главе с Пол Потом, которые инициировали целую волну убийств и зверств, ужаснувших весь мир. Коммунисты, победившие в Южном Вьетнаме, устроили чистку и вырезали тысячи людей, которых считали — справедливо или нет — сторонниками Запада. Многие из тех людей были южанами, которых силой заставили вступить в ряды армии Южного Вьетнама. Их бросили в лагеря перевоспитания, где тяжелый физический труд сопровождался психологическими пытками. Среди заключенных оказалось множество верных союзников Севера, которых американцы называли Вьетконгом и которые были не коммунистами, а националистами.

Сегодня объединенный Вьетнам далек от коммунизма, а Америка является его крупнейшим торговым партнером. Европейские и американские туристы очень любят туда ездить. То же самое можно сказать и о камбоджийском Ангкор-Вате с его множеством тысячелетних храмов. несколько лет назад я играл в гольф на тамошнем курорте и ездил осматривать достопримечательности вместе с семьей. Коммунистический Лаос остается относительно замкнутым, но быстро развивается и сейчас является крупным торговым партнером Китая.

Все, за что Америка сражалась, умирала и убивала, исчезло за несколько месяцев. Вот вам и хваленое сдерживание. Вот вам и решительные сигналы. Однако тот урок остался незамеченным и не вызвал никакого интереса у администрации Байдена в начале 2022 года, когда уже стало очевидно, что Владимир Путин собирается повести Россию против Украины. На протяжении всей своей политической карьеры Байден был ярым противников России и советского коммунизма до нее, и особенно сильно он ненавидел Путина.

сейчас общепризнано, что Путин отложил бы или вовсе отменил свою спецоперацию, если бы госсекретарь Энтони Блинкен заверил его, что Украине не позволят вступить в НАТО. Но обещание так и не прозвучало. Вместо этого за две недели до начала российской СВО Байден публично предупредил Путина, что Америка уничтожит недавно построенный трубопровод «Северный поток — 2», который был готов начать транспортировку российского газа в Германию. К тому моменту Путин уже уменьшил объемы поставок, а затем и вовсе перекрыл трубопровод «Северный поток — 1», по которому газ начал поставляться в Германию десятью годами ранее.

Дешевый российский газ помог Германии стать главной производственной силой в Западной Европе. С конца 1950-х годов Соединенные Штаты и их западноевропейские союзники испытывали тревогу по поводу политического влияния российских энергоносителей.

Идею взорвать трубопроводы «Северный поток» выдвинуло американское разведывательное сообщество, и основным зачинщиком стало ЦРУ.В конце 2021 году разведывательное сообщество попросили предложить такие варианты действий Соединенных Штатов, которые могли бы заставить Путина отступить. Именно это послужило основанием для создания самого секретного подразделения ЦРУ, которому было поручено найти способ сделать то, чего хотел президент Байден: выдвинуть Путину такую угрозу, которая помешала бы российскому лидеру начать войну. 7 февраля 2022 года, вдохновленный уверенностью ЦРУ, Байден ошеломил все разведывательное сообщество, пригрозив взорвать «Северный поток» прямо во время пресс-конференции в Белом доме, на которой с ним стоял канцлер Германии Олаф Шольц.

Команда ЦРУ, действовавшая в полной секретности в Норвегии, продолжила работать над выполнением поставленной сложной задачи и к началу весны нашла способ сделать это. Разработчики плана полагали, что в тот момент Байден должен был «нажать на курок» — публично сообщить Путину, что он уже привел свою угрозу в действие и что ему, Путину, следует понимать, что он имеет дело с американским президентом, к чьим словам необходимо относиться со всей серьезностью. Но в последнюю минуту Байден передумал — в тот момент уже было назначено время взрыва подводных бомб, заложенных ранее, — и операцию отложили. Команда ЦРУ не получила никаких объяснений, а американские бомбы оставили на месте, чтобы можно было привести их в действие, когда Байден захочет.

Американскую команду распустили, и некоторые ее члены были крайне возмущены тем, что президент отказался осуществить то, что, как им говорили ранее, было основной целью их миссии, — отказался продемонстрировать Путину, что его действия немедленно повлекут за собой последствия. По приказу Байдена бомбы были приведены в действие дистанционно 26 сентября, то есть спустя шесть месяцев после начала украинского конфликта, по причинам, которые так и остались неизвестными, — потому что Белый дом и Байден настаивали тогда и по-прежнему настаивают, что они не имеют никакого отношения к подрыву веток «Северного потока».

После взрывов, ставших сенсацией международного масштаба, корреспондент Белого дома поднял тему «Северных потоков» лишь спустя четыре дня. Байден назвал взрывы «преднамеренным актом саботажа» и подчеркнул, что русские «распространяют [дез]информацию и ложь» о произошедшем. Позже, на другой пресс-конференции репортер спросил советника Белого дома по вопросам национальной безопасности Джейка Салливана, следует ли ему и другим представителям прессы воспринимать те слова Байдена как заявление, что «Соединенные Штаты теперь считают, что, вероятно, именно Россия несет ответственность за данный акт саботажа».

Салливан — который, как я писал в феврале прошлого года, был главным участником процесса генерирования идеи о секретной потенциальной угрозе для России, — дал ответ, от уклончивости которого просто дух захватывало. «Во-первых, — начал он, — Россия сделала то, что она часто делает, когда она в чем-то виновата <…> а именно выдвинула обвинения, что на самом деле это сделал кто-то другой. Мы неоднократно это наблюдали». Салливан также сказал, что президент ясно дал понять — хотя это было не так, — что «необходимо проделать дополнительную работу по расследованию, прежде чем правительство Соединенных Штатов будет готово установить виновников». По его словам, Белый дом не станет делать «окончательных выводов», пока его союзники в регионе не завершат свою работу.

Салливан заявил, что предположение России о причастности Соединенных Штатов к взрыву «откровенно ложно. Русские знают, что оно ложное. Но, разумеется, это часть их сценария».

Через несколько дней после взрывов Швеция и Дания, чьи правительства имели полное основание узнать, что именно произошло, объявили, что будут работать вместе над их расследованием. 2 октября Германия сообщила, что она тоже присоединится к Швеции и Дании. 12 дней спустя Министерство иностранных дел России выразило глубокое недоумение в связи с тем, что его исключили из расследования. В тот же день Швеция сообщила, что не будет участвовать в расследовании, потому что оно предусматривает передачу информации, связанной с национальной безопасностью Швеции.

С тех пор ни от Швеции, ни от Дании мы так ничего и не услышали о причинах подводных взрывов, хотя обеим странам было известно, что, как я писал ранее, Соединенные Штаты проводили в Балтийском море операции с участием водолазов-глубоководников за несколько месяцев до диверсии. Их неспособность завершить расследование могла быть связана с тем, что, как мне сказали, кто-то из их высокопоставленных чиновников точно знал, что происходит.

С тех пор Соединенные Штаты наложили вето по меньшей мере на одну попытку России добиться независимого расследования взрывов Организацией Объединенных Наций. А американское разведывательное сообщество вместе с немецкими чиновниками оказывало поддержку журналистам, которые подробно описывали альтернативные версии взрывов. Во всех тех историях неизменно фигурировала 15-метровая прогулочная яхта, которая, как утверждалось, и стала судном, с помощью которого водолазы осуществили свою чрезвычайно рискованную операцию.

Нет никаких данных, которые указывали бы, что за 16 месяцев с момента подрыва трубопроводов президент Байден «поручил» (специальный термин, широко используемый в рядах американского разведывательного сообщества) экспертам провести всестороннее расследование этой диверсии. И ни один высокопоставленный немецкий лидер, включая канцлера Олафа Шольца, не предпринял сколько-нибудь значимых попыток выяснить, кто и что сделал. Позже несколько членов бундестага обратились с запросом о проведении расследования, однако его результаты так и не были доведены до сведения общественности — как сообщается, по соображениям национальной безопасности.

Последнее слово во всем этом принадлежит Эммануэлю Тодду (Emmanuel Todd), французскому демографу и политологу, получившему широкую известность в Европе в 1976 году, когда ему было двадцать пять лет: в тот момент он предсказал, отчасти основываясь на росте показателей детской смертности, что Советский Союз обречен на крах. Последнее время Тодд все более и более критически высказывается об американской внешней политике и в первую очередь о продолжающейся поддержке Украины, которую он язвительно назвал «поражением Запада, но не из-за победы России».

В своем недавнем интервью он заявил, что «одной из главных целей политики Соединенных Штатов и, следовательно, НАТО было не допустить неизбежное примирение России и Германии», поскольку Россия, несмотря на американские санкции, одерживала победу в конфликте на Украине и снова «демонстрировала экономическую стабильность».

По словам Тодда, «это было мощным источником страха», и «именно поэтому американцы» — здесь он процитировал мой вывод касательно диверсии в Балтийском море – взорвали трубопровод «Северный поток».

В тот момент, когда Байден приказал уничтожить ветки газопровода, американцы боялись, что канцлер Шольц — по настоянию Вашингтона он перекрыл 1200-километровый трубопровод «Северный поток — 2», заполненный газом, который уже осенью 2021 года был готов к доставке в немецкий порт, — может передумать и позволить газу потечь в Германию, тем самым облегчив ее экономическое положение и вернув немецкой промышленности важный источник энергии. Но этого не случилось, и с тех пор Германия пребывает в состоянии экономического и политического хаоса.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*