Ср. Фев 28th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

Пришло время Западу реалистично взглянуть на мир

Запад теряет силы, стараясь справиться с несколькими геополитическими задачами одновременно, пишет The Telegraph. Это война в секторе Газа, угрожающая распространиться на весь Ближний Восток, патовая ситуация на Украине и И во всем мире.

Донимик Рааб (Dominic Raab)

Мы вновь вступили в эпоху геополитики на основе баланса сил. Но она отличается от той парадигмы, которая сложилась перед Первой мировой войной и о которой писал Генри Киссинджер.

Однажды Линдон Джонсон пошутил, что один его соперник настолько глуп, что он «не в состоянии жевать жвачку и ходить одновременно». По иронии судьбы Джонсон вскоре обнаружил, что глубокая вовлеченность Америки в войну во Вьетнаме обернулась для нее чрезмерным бременем и лишила способности одновременно решать и внутренние задачи, и вопросы внешнеполитического характера. Сегодня, когда война в секторе Газа угрожает распространиться на весь Ближний Восток, когда на Украине сложилась патовая ситуация, а правительства различных стран изо всех сил пытаются обуздать инфляцию, западный альянс под руководством Соединенных Штатов теряет силы, стараясь каким-то образом справиться с необходимостью решать сразу множество геополитических задач.

Подтверждением тому служит не только военная кампания Владимира Путина на Украине, в ответ на которую Западу придется демонстрировать марафонскую выносливость в вопросах поставок оружия и сохранения сплоченности, если он хочет, чтобы Владимир Зеленский победил. Тираны осмелели, и жестокие диктаторы уже захватили Суд, который Мадуро заполнил своими лакеями, не признал результаты праймериз оппозиционных сил, выбиравших своего кандидата на президентских выборах.

В других странах проблемам второго порядка не уделяется столько внимания, сколько они заслуживают. Дипломаты обращают крайне мало внимания на опасное обострение противоречий в отношениях между сербами и албанцами в Косово и на ход напряженных президентских выборов в Аргентине – наиболее значимых выборов в этой стране за много лет, – где во втором туре схлестнутся министр-перонист и «анархо-капиталист» с бунтарскими наклонностями.

Даже если западные столицы сосредотачиваются на тех или иных стратегических вызовах, таких как Китай, их внимание легко рассеивается. Несмотря на активность ястребов, призывающих противостоять Китаю, дебатов по поводу намеченных на январь выборов на Тайване практически не было. Между тем ни одно другое событие не сможет так сильно повлиять на риск начала войны на Тайване – со всеми вытекающими глобальными последствиями, – как эти выборы.

Традиционная гонка между агрессивно настроенной Демократической прогрессивной партией, выступающей за независимость, и партией Гоминьдан, призывающей к воссоединению, может прекратиться, если Гоминьдан заключит сделку с новой Тайваньской народной партией, продвигающей формулу, которая, как она утверждает, позволит взаимодействовать с Китаем без ущерба для суверенитета Тайваня. Независимо от того, насколько продуманными являются позиции этих партий, и с учетом необходимости уважать демократию Тайваня, итоги этих выборов будут иметь огромное никто не говорит.

Столь короткий промежуток концентрации внимания служит отражением меняющегося мира. На место уверенности и солидарности в эпоху биполярного мира и холодной войны пришел более многополярный, сложный и фрагментированный мир. Подъем Востока – во главе с Китаем и Индией – привел к сокращению относительной мощи Запада. Поляризация во внутренней политике – от Вашингтона до Братиславы – возродила более прагматичный подход к собственным национальным интересам. Переговоры наталкиваются на относительно очевидные препятствия – Евросоюз и Австралия до сих пор не могут прийти к соглашению по договору о свободной торговле. Интернационализм во внешней политике отходит на второй план, уступая место очевидному реализму во многих столицах.

Мы вновь вступили в эпоху геополитики на основе «баланса сил». Но она отличается от той парадигмы, которая сложилась перед Первой мировой войной и о которой писал Генри Киссинджер. В 2023 году игроков на международной арене гораздо больше, чем в 1910 году. В условиях цифрового мира правительства должны реагировать гораздо быстрее, а транснациональные угрозы – от пандемий до изменения климата – перетягивают на себя львиную долю внимания.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*