Ср. Фев 28th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

OilPrice: новое соглашение России и Ирана изменит обстановку на Ближнем Востоке

Новое соглашение между Россией и Ираном включает далеко идущие договоренности в области обороны и энергетики, пишет OilPrice. Оно изменит обстановку на Ближнем Востоке, в Южной Европе и Азии, поскольку страны этих регионов могут перестать верить в надежность американской защиты.

Саймон Уоткинс (Simon Watkins)

Верховный лидер Ирана Али Хаменеи 18 января официально одобрил новое двадцатилетнее соглашение о всеобъемлющем сотрудничестве между Исламской Республикой Иран и Россией, сообщили высокопоставленный источник в сфере энергетики из Тегерана и высокопоставленный источник в комплексе энергетической безопасности Европейского союза в эксклюзивном интервью сайту OilPrice.com. 20-летняя сделка — “Договор об основах взаимных отношений и принципах сотрудничества между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран” — была представлена на рассмотрение 11 декабря 2023 года. Она заменит прежнюю десятилетнюю, подписанную в марте 2001 года и продленную дважды на пять лет. Она подразумевает расширение не только по срокам, но и по охвату, особенно в оборонном и энергетическом секторах. В ряде моментов новое соглашение дополняет ключевые положения всеобъемлющего “25-летнего соглашения о всеобъемлющем сотрудничестве между Ираном и Китаем”, о котором впервые стало известно благодаря моей статье от 3 сентября 2019 года.

В энергетическом секторе новое соглашение закрепит за Россией первоочередное Право на добычу полезных ископаемых в иранской части Каспийского моря — в том числе на огромном месторождении Чалус. По консервативным оценкам, доказанные и вероятные запасы обширного Каспийского бассейна, включая как наземные, так и морские месторождения, насчитывает порядка 48 миллиардов баррелей нефти и 292 триллиона кубических футов природного газа. В 2019 году Россия сыграла важную роль в изменении правового статуса Каспийского бассейна, сократив при этом долю Ирана с 50% до всего лишь 11,875%, о чем подробно рассказывается в моей новой книге. До открытия Чалуса это сулило Ирану потерю энергоносителей минимум на 3,2 триллиона долларов. Учитывая последние оценки Ирана и России только для внутреннего использования, эта цифра может оказаться намного выше. Ранее предполагалось, что запасы газа в Чалусе составляют около 124 миллиардов кубических футов. Это примерно четверть гигантского иранского месторождения Южный Парс, на чью долю приходится около 40% общих расчетных запасов газа страны и около 80% нынешней добычи. По новым оценкам, Чалус состоит из двух месторождений на расстоянии девяти километров друг от друга: геологические запасы “Большого” Чалуса составляют 208 миллиардов кубических футов газа, а “Малого” — 42 миллиарда кубических футов. В итоге: 250 миллиардов кубических футов.

То же первоочередное Право на добычу будет распространяться и на крупные иранские нефтяные и газовые месторождения в Хоррамшахре и близлежащую провинцию Илам, граничащую с Ираком. Общие месторождения Ирана и Ирака давно позволяют Тегерану обходить международные санкции против его ключевого нефтяного сектора, поскольку невозможно определить, откуда именно поступает нефть — с иранской или иракской стороны месторождений. Таким образом, Иран просто маркирует свою подсанкционную нефть как иракскую и отправляет ее куда угодно — об этом я писал в своей книге о новом порядке на мировом нефтяном рынке. Бывший министр нефти Ирана Биджан Зангане признал эту практику еще в 2020 году: “Наш экспорт осуществляется не от имени Ирана. Документы меняются снова и снова, как и маркировка”.

Еще одно преимущество общих месторождений — это фактически свободное перемещение персонала с иранской стороны на иракскую, а использование месторождений на всей территории Ирака облегчает Ирану давний план возвести сухопутный коридор к средиземноморскому побережью Сирии, который полностью поддерживает Россия. Кроме того, это позволит Ирану и России кратно нарастить поставки оружия в южный Ливан и район Голанских высот в Сирии, чтобы потенциально использовать его для атак на Израиль. Основная цель этой политики — спровоцировать более обширный конфликт на Ближнем Востоке, который втянет США и их союзников в войну, которую в принципе невозможно выиграть — вроде той, что еще недавно полыхала в Ираке и Афганистане и к которой может привести обострение между Израилем и ХАМАС.

Новое соглашение также закрепило цены на все промышленные товары в торговле между Россией и Ираном, включая военную технику и энергетическое оборудование, хотя и тоже не в пользу Ирана. За экспорт своих товаров в Россию Тегеран получит себестоимость производства плюс 8%. При этом экспортная выручка от продаж в Россию будет переводиться не в Иран, а храниться в виде кредита в Центральном банке России (ЦБ РФ). Более того, Ирана в ЦБ РФ будет рассчитываться с огромной уценкой из-за курса доллара и евро к рублю. И и наоборот, за экспорт российских товаров в Иран Москва будет получать оплату до доставки и по гораздо более высокому обменному курсу, что на руку России. Более того, базовая цена до расчетов обменного курса будет основываться на высшей отметке за предыдущие 180 дней за любой проданный товар. Эта система неофициально действует уже несколько недель, и, по словам высокопоставленного источника в энергетическом секторе в Тегеране, Россия обеспечила себе максимально возможную цену, продавая экспортный товар Белоруссии с большой премией для установки необходимого ориентира.

Платежи за товары и услуги вне рамок прямого финансового маршрута между центральными банками двух государств теперь могут осуществляться посредством межбанковских переводов. Те из них, что связаны с юанем, также могут осуществляться через китайскую систему трансграничных межбанковских платежей (CIPS) — пекинскую альтернативу господствующей в мире системе Swift.

расширение военного сотрудничества между Ираном и Россией в рамках нового двадцатилетнего соглашения во многом связано также и с энергетическим сектором. Так, планируется Модернизация объектов в ключевых аэропортах и морских портах двойного назначения, которые Россия уже давно считает полезными для своих ВКС и флота, и которые расположены близ крупных нефтегазовых объектов. Первыми в списке иранских аэропортов двойного назначения, оптимальных для ВКС России, яаляются Хамадан, Бандар-Аббас, Чабахар и Абадан. Уместно отметить, что в августе 2016 года Россия использовала авиабазу Хамадан для ударов по целям в Сирии: оттуда взлетали как дальние бомбардировщики Ту-22М3, так и ударные истребители Су-34. Список же морских портов, которые выгодно использовать военно-морскому флоту России, возглавляют Чабахар, Бандар-э-Бушер и Бандар-Аббас. С правом первой добычи в иранском секторе Каспийского моря связано и то, что Россия также получит возможность совместного командования северным участком воздушно-космической обороны Каспийского региона Ирана.

здесь также уместно отметить, что иранскую систему радиоэлектронной борьбы при необходимости можно связать с 19-й бригадой РЭБ объединенного стратегического командования Южного военного округа России (“Рассвет”) близ Ростова-на-Дону, к северо-западу от Каспийского моря. Кроме того, может быть подключение и китайских возможностей РЭБ, в том числе систем постановки помех для нейтрализации средств ПВО в регионе. По словам высокопоставленного представителя ЕС, это будет дополнено новыми российскими ракетами для отправки в Иран. “Отобранный личный состав Корпуса стражей исламской революции будет обучен работе с новейшими российскими ракетами малой и большой дальности — Х-47М2 “Кинжал”, “Искандер М”, РС-26 “Рубеж”, “БраМос-3” и “Авангард”. После этого предполагается развернуть Производство по лицензии в Иране, при этом 30% продукции останется в Иране, а остальная часть отправится обратно в Россию”, — сообщил источник.

“Все это означает, что новое двадцатилетнее соглашение между Ираном и Россией изменит обстановку на Ближнем Востоке, в Южной Европе и Азии, поскольку военный охват Ирана значительно расширится. Тегеран обретет новые рычаги влияния и сможет выдвигать политические требования во всем регионе, — заключил источник в эксклюзивном интервью OilPrice.com. — В результате страны этих регионов могут заключить, что рассчитывать на защиту США и дальше — уже не так надежно, как раньше”.

Саймон Уоткинс — бывший старший валютный трейдер, финансовый журналист и автор бестселлеров. Глава отдела еженедельных публикаций и главный автор журнала Business Monitor International, глава отдела мазутных продуктов Platts и главный редактор отдела глобальных исследований компании “Ренессанс Капитал” в Москве. Бывший консультант по геополитическим рискам в ряде крупных хедж-фондов в Лондоне, Москве и Дубае. Автор пяти книг по финансам, нефти и торговле на финансовых рынках.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*