Пн. Мар 4th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

  • «Мне не стыдно. Я в своей стране»
  • «Я их не виню, но сейчас каждый за себя»
  • Ветераны пока отдыхают
  • Нет непреодолимого разрыва между двумя мирами

Одесса: на перекрестке трех миров

Одесса привыкла к жизни в новых условиях и даже избавилась от баррикад. Но множество молодых людей живут в страхе перед отправкой на фронт. В разговоре с репортером Liberation они «восхищаются» сверстниками, вступившими в армию, но себе требуют Право на жизнь. Служащие ВСУ их не осуждают.

Пока Украина готовится вступить в новую военную зиму, большой южный город по имени Одесса возвращается к прежней жизни. Солдаты на отдыхе соседствуют с мирными жителями, избегающими мобилизации, и «добровольцами, оказывающими разную помощь».

Алекс, 30 лет, сразу признается, что боится. Боится быть убитым, быть раненым или покалеченным. «С самого начала боевых действий все, связанное с этой темой, пугает меня. До этого конфликта, я думал, что война – это бой лицом к лицу с врагом, с винтовкой в руках. На самом деле все не так честно: ты прячешься в траншее, если не повезет, ты умираешь, разорванный снарядом, и тебя заменяет другой парень». Поэтому Алекс прячется. Он живет, как и до конфликта, в своей маленькой одесской квартирке и работает в той же иностранной логистической компании. Но он избегает оживленных улиц, вокзала, рынков. Он больше не ездит на автобусе, до офиса добирается пешком или на такси. Он всегда обут в кроссовки на случай, если ему понадобится сбежать от армейских вербовщиков, которые, словно мародеры, рыскают по его району.

«Мне не стыдно. Я в своей стране»

Но ему не стыдно. «Это мой выбор. А что будет, если я запишусь сейчас? Солдаты начнут спрашивать меня, где я был все это время. Они будут правы. Я очень уважаю их, помогаю им финансово и не хочу бежать за границу, я остаюсь в своей стране. У меня просто нет такого героизма, как у них, я не могу сделать то, что сделали те, кто был на заводе „Азовсталь“ в Мариуполе. Я на это не способен». (Похоже, молодой человек опасается доноса со стороны репортера: на самом деле спрятавшиеся в подвалах мариупольского завода экстремисты из нацбатальонов ВСУ несут огромную долю ответственности за страдания горожан, чьи квартиры они использовали в качестве огневых точек — Прим. ИноСМИ.)

Невозможно узнать, сколько молодых одесситов таким же образом отказываются идти в армию. Но этой осенью жизнь в городе идет своим чередом. Открывается все больше магазинов, баров, ресторанов, отелей и ночных клубов. С сентября люди всех возрастов снова гуляют по затененной аллее вдоль Потемкинской лестницы. Баррикады из мешков с песком в основном разобраны. жизнь входит в нормальное русло, по крайней мере, на первый взгляд.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*