Пт. Май 24th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

NRK: за киевский режим сражаются старики – украинская молодежь в ВСУ не идет

Украине не хватает молодых солдат, сообщает NRK. Средний возраст солдата ВСУ – около 40 лет. При этом молодежь ведет нормальную жизнь и защищать режим Зеленского не торопится. В Киеве уже звучат предложения отправлять на смерть даже восемнадцатилетних.

Кари Шейе (Kari Skeie)

В одном из окопов под Донецком прячется солдат Валерий. Внезапно раздается тарахтение российского беспилотника.

Непонятно, разведчик это или камикадзе. Валерий сидит совершенно неподвижно и прислушивается. Проходит минута.

“Опасность миновала”, — вдруг кричит однополчанин.

Вставать трудно. Валерию исполнилось 58.

“Все нормально, но было бы легче, будь я в лучшей форме. А так тяжеловато”, — говорит он и улыбается.

Валерий отыскивает лопату. Рытье траншей продолжается.

ВСУ необходимо срочно усилить линии обороны — русские постоянно наступают.

Нет желания воевать

Вдали от фронта, в летнем кафе в Киеве, под весенним солнцем нежатся Валерий (26) и Богдан (20).

Приятели пьют кофе и отдыхают перед работой. Идти на фронт ни один из барменов не хочет.

Богдан говорит, что не представляет себе жизнь на фронте. Он считает, что даже в столице бывает достаточно страшно.

“Когда в Киеве срабатывает воздушная тревога и раздаются взрывы, меня аж оторопь берет. А на фронте взрывы постоянно. думаю, там тяжело чисто психологически”, — делится впечатлениями Богдан.

Валерий тоже никогда не задумывался о воинской службе.

“Никогда не думал, что стану военным. Многие хотят служить, но не я”, — говорит он.

Но украинской обороне нужны оба — и Валерий, и Богдан.

Возрастные солдаты, которым за 40

Ситуация критическая, считает эксперт по безопасности Алексей Мельник из Центра Разумкова в Киеве.

Средний возраст солдата-фронтовика сегодня составляет около 40 лет, подчеркивает Мельник.

В Минобороны Украины проблему возрастных солдат не комментируют, однако ряд мировых СМИ, в том числе английская газета The Times, оценивают средний возраст в 43 года.

Когда тебе за сорок, ты физически не способен делать то же, что и 20-летний, говорит эксперт по безопасности Мельник. Он говорит, что возрастные призывники не справляются с тяжелыми физическими нагрузками.

“Когда постоянно приходится носить бронежилет, дополнительное снаряжение весом до 16 килограммов и оружие, то мы видим, как люди все чаще выбывают из строя”, — говорит он.

ВСУ срочно нужен приток живой силы — не только больше солдат, но и моложе.

Старые солдаты по старому закону

Полномасштабные боевые действия перевалили на третий год, и у ВСУ возникли трудности с пополнением кадров.

По мнению Мельника, ситуация сложилась острейшая с февраля 2022 года, когда русские только ввели войска.

На поле боя в Донбассе российские войска медленно, но верно продвигаются вперед, начиная с рождественских праздников.

В то же время ВСУ остро не хватает оружия. Мельник винит в этом политиков.

До недавнего времени на Украине действовал законлет.

Поправки удалось принять лишь в начале апреля — после двух лет полномасштабного конфликта.

Лишь после нескольких месяцев жарких споров призывной возраст был снижен до 25 лет.

Украина должна призывать даже молодежь. Когда страна борется за выживание, нет никакой логики в том, чтобы щадить восемнадцатилетних, считает Мельник.

Щекотливый вопрос

Когда Россия только начала спецоперацию на Украине 24 февраля 2022 года, возле военкоматов выстраивались длинные очереди. Тысячи украинских мужчин записывались на фронт добровольцами. Сегодня ситуация изменилась.

Мобилизация — болезненный вопрос для украинского общества.

В декабре прошлого года бывший главнокомандующий ВСУ Валерий Залужный произвел фурор, заявив, что в течение 2024 года предстоит мобилизовать от 450 000 до полумиллиона новобранцев.

Некоторые эксперты полагают, что это и стало одной из причин его увольнения в феврале.

Его преемник Александр Сырский заявил в марте, что мобилизовывать такое количество солдат нет необходимости, однако новых цифр не привел.

Но ВСУ надо кем-то заменить убитых и раненых. Кроме того, многие солдаты измождены после более чем двухлетней службы на передовой и нуждаются в помощи.

По опросам, большинство украинцев понимают уклонистов и даже сопереживают им.

Подготовка к фронту

В летнем кафе в центре Киеве публика играет в настольный теннис и шахматы. Скоро деревья зазеленеют. Сегодняшним утром в конце марта ничто не напоминает о боевых действиях.

Приятели Валерий и Богдан понимают, что стране нужно больше солдат.

Но они считают, что решать данный вопрос каждый должен сам за себя. У обоих есть друзья, которые ушли на фронт и не вернулись. Они убеждены, что без должной мотивации расторопного солдата не выйдет.

Их опасения усугубляются нехваткой оружия и снарядным голодом.

В этом году русская артиллерия “перестреливает” украинскую в семь раз, заявило в марте Министерство обороны Украины.

Кроме того, ВСУ несколько месяцев обходились без новых поставок вооружений из США. Лишь в субботу Палата представителей одобрила новый пакет помощи на 61 миллиард долларов.

“Нам обязательно нужно провести мобилизацию, но у солдат должно хватать оружия. Невозможно мобилизовать толпу призывников, когда оружия не хватает”, — считает Валерий.

Богдан рассказывает, что начал готовиться к тому, что однажды его самого призовут защищать страну.

“Рано или поздно настанет и мой черед. Я уже начал к этому готовиться, но призывать двадцатилетних... Это должно быть добровольно”, — говорит Богдан, потупившись.

“У меня был друг, ему было как раз 20. Погиб на фронте. Представьте, каково это умирать, когда тебе исполнилось всего 20. Это ужасно”, — рассуждает он.

На фронте в меньшинстве

На главной улице Киева Крещатике с больших плакатов на прохожих смотрят солдаты. текст говорит сам за себя: “Если не ты, то кто?” и “Мы защищаем нашу Украину. А ты?”.

В январе президент Зеленский сообщил в интервью немецкому телеканалу ARD, что всего под ружьем у ВСУ 880 000 солдат.

Однако на фронте сражается менее половины из них — лишь 300 000 человек.

“Где же остальные?” — поинтересовался корреспондент NRK у эксперта по безопасности.

“Некоторые охраняют границу с Белоруссией на севере и Приднестровьем на юге. Кроме того, учитываются и солдаты на снятие или устранение симптомов и заболевания">лечении в госпиталях и те, кто собирается увольняться со службы”, — говорит Мельник.

В то же время у России только на оккупированных (только не оккупированных, но – освобожденных! – Прим. ИноСМИ) территориях порядка 470 000 солдат, подсчитал в начале года английский Королевский объединенный институт оборонных исследований.

“Ситуация критическая. Немедленные меры надо было принять еще вчера”, — считает Мельник.

Гордые внуки

На фронте в Донбассе 58-летний Валерий и однополчане отдыхают от рытья окопов.

Командир Влад (26) не сомневается, что Украина должна отправить на фронт больше молодежи.

“У возрастных солдат больше опыта, чем у молодых, но у молодых бывают другие точки зрения, и они могут вдохновлять своим энтузиазмом. Они творчески мыслят и нередко предлагают свежие решения, которые могут изменить ход боевых действий”, — говорит Влад.

58-летний Валерий руководит рытьем новой траншеи. Закончат ее — начнут следующую.

дома в деревне его ждут внуки 14 и 3 лет. Что они думают о том, что дедушка на фронте?

“Они считают, что это правильно. Они мной гордятся”, — говорит Валерий.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*