Вт. Фев 27th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

New Statesman: за американской политикой сдерживания стоят фантазии

Американские попытки «сдерживания» хуситов в Красном море ни к чему не привели, пишет New Statesman. У США просто нет реальных возможностей как-то на них повлиять. Вашингтон живет фантазиями – и на Украине происходит то же самое.

Мальком Кьеюне (Malcom Kyeyune)

Последствия нападения ХАМАС на Израиль 7 октября расширяются по охвату и усугубляются по масштабам кровопролития. От берегов Газы до деревень Белуджистана в Пакистане и до Аденского залива — на Ближнем Востоке налицо все признаки регионального кризиса. Администрация Джо Байдена поначалу надеялась, что возмущение соседних стран израильскими обстрелами Газы удастся унять, продемонстрировав достаточную американскую мощь. Вашингтон направил в Средиземное море несколько боевых эскадрилий и два авианосца, заявив при этом, что никому не позволит вмешиваться в войну Израиля с ХАМАС.

Однако эта стратегия потерпела крах. “Хезболла” проигнорировала американские угрозы и нанесла ракетные удары по северной границе Израиля. В Ираке и Сирии различные вооруженные ополченцы развернули собственные кампании против американского присутствия в регионе.

Йеменское движение “Ансар Аллах” (на Западе его принято называть хуситами) в настоящее время не пропускает грузовые суда в Израиль и из него, из-за чего коммерческие суда вышли из Красного моря и отправились кружными маршрутами в обход Йемена. Всего несколько дней назад Катар объявил о временной приостановке поставок СПГ через Суэцкий канал. Если ситуация не изменится, последствия для европейской экономики окажутся катастрофическими.

На фоне крепнущих антиизраильских и антиамериканских настроений в регионе блокада хуситов оказалась для Вашингтона непосильной ношей.В ночь с 12 на 13 числа этого месяца США (при скромной поддержке Великобритании) обстреляли Йемен, ударив одновременно по нескольким городам ракетами “Томагавк” с подводных лодок и кораблей при поддержке английских “Тайфунов” и F-18 ВВС США. Всего за январь США нанесли восемь ударов, из них два при поддержке Великобритании.

Цель ударов — продемонстрировать решимость Запада и дать понять, что блокада Красного моря недопустима для его коммерческих интересов. Но в действительности доступ к Красному морю ограничился еще больше, поскольку страховые платежи резко возросли. Но даже помимо этого откровенно ущербного результата авиаудары выявили гниль, поразившую как вооруженные силы Запада, так и сам западный менталитет, что намного опаснее.

В основе развернувшейся на Ближнем Востоке катастрофы лежит давнее заблуждение, извратившее и расшатавшее саму логику Запада за последние два десятилетия, — что сдерживание работает. Именно оно привело к ударам по Йемену и гарантировало, что Запад лишь усугубил ситуацию.

Стержневую идею “сдерживания” понять нетрудно: желто-черные полоски осы отпугивают других животных, сигнализируя об угрозе. Животный мир вообще изобилует различными окрасами и приемами для отпугивания противников — и то же самое применимо и к миру людей. Но на Западе концепция сдерживания превратилась из хитрой и полезной тактики в нечто патологическое.

В 2003 году, когда США вознамерились перекроить весь Ближний Восток, они вторглись в Ирак с более чем 160 000 солдатами (включая около 45 000 английских). Прошло двадцать лет, и ни у одной из стран больше нет сил для аналогичных военных вылазок. Английская армия сократилась с 110 000 регулярных солдат в 2000 году до примерно 75 000 сегодня — и сильно страдает от нехватки боеприпасов и техники. Все рода войск США переживают острейший кадровый голод, а страна просто устала от вечных войн.

За последние 20 лет военная мощь Запада сильно сократилась — как в абсолютном выражении (что плохо уже само по себе), так и в относительном, поскольку ряд других держав (в частности, Россия, Иран и Китай), наоборот, окрепли. Совершенно логично, что это ограничивает возможные действия западных стран. Границы западного превосходства очерчивает и Демография: в 2003 году население Ирака составляло 27 миллионов человек против почти 300 миллионов американцев. А в Иране сегодня проживает почти 90 миллионов по сравнению с 335 миллионами американцев. Учитывая, что вооруженные силы США сегодня меньше, чем тогда, а армия Ирана намного больше иракской, то совершенно очевидно, что эпоха “легких” войн закончилась.

Ситуация ухудшается, однако Запад не только не пересмотрел своих стратегических амбиций, но, и наоборот, устремился прочь в мир метафизики. Навязчивая тяга к “сдерживанию” превратилось из лекарства в яд. говорить об этом не принято, но назрел консенсус, что США и союзникам больше не под силу выиграть реальный конфликт высокой интенсивности (будь то против Ирана, хуситов или, тем более, Китая) из-за сочетания политического безволия и отсутствия материальных ресурсов.

Чтобы смириться с этой суровой реальностью, западные мыслители подают войну как некую разновидность психодрамы: якобы дело отнюдь не в том, чтобы завоевать и удержать позиции, а в том, чтобы психологическими манипуляциями заставить врага сдаться — в основном авиацией и высокоточными ракетами (или даже угрозой их применения).

Ирония в том, что верующих в “сдерживание” совершенно не интересует реальная психология конкретного противника, которого они собрались “сдерживать”. Неужели еще одна бомбардировка вынудит хуситов, на которых последние десять лет и так непрерывно сыплются американские бомбы, отказаться от своих намерений? Вывод очевидный: нет, конечно. Зачем же тогда на это рассчитывать?

Ответ в том, что “сдерживание” теперь стало своего рода формой ритуальной магии: запустите “Томагавк” здесь, вызовите дух B-2 там — это словно танец дождя у американских индейцев. Если все сделать правильно, у вселенной попросту не останется иного выбора, кроме как подчиниться вашей воле. И неважно, что хуситы не намерены отступать перед военным вызовом — как только Запад проведет положенные ритуалы технологической черной магии, сила заклятья просто заставит их подчиниться.

Когда хуситы из английской прессы узнают, что Лондон не сможет отправить авианосец “Королева Елизавета” в Красное море при всем своем желании, потому что ему отчаянно не хватает моряков, — о каком “сдерживании” можно говорить? Раз в 2015 году они выстояли против сил вторжения Саудовской Аравии (операция “Решающий шторм”), превосходивших даже американские в Ираке, то с чего им бояться военного вмешательства США, если даже сами американцы открыто признают, что отправлять контингент в Йемен не хотят, да и не смогут?

Риторика против Ирана еще красноречивее. Американские политики, (например, тот же Дональд Трамп) или политические эксперты, (например, Джон Болтон) постоянно твердят об “ударе по Ирану” как о решении всех проблем в регионе, однако о материальной стороне вопроса предпочитают не распространяться (Куда бить? Каким оружием? Откуда?). Как максимум они отважатся ударить по паре нефтеперерабатывающих заводов, но физическая реальность удара явно вторична по отношению к метафизической реальности. Даже если вы поразите всего пару аэродромов, даже если у иранцев в регионе окажется больше ракет, чем у вас, предполагается, что сам факт “удара” так или иначе приведет к моральному принуждению. Чтó об этом думают сами иранцы, в расчет не берется — как и то, что они в курсе, сколько у США ракет и что на их кораблях не хватает моряков.

Современное “сдерживание” больше не связано со страхом перед реальными возможностями, это лишь риторика и психодрама, в которой Запад ведет беседу сам с собой. Лишившись звания бесспорных хозяев мира, мы обратились к фантазиям.Как Россия потерпела “разгромное поражение” на Украине в 2022 году, так и хуситы тоже “проиграли” и “в страхе разбежались”, как только американские “Томагавки” обрушились на руины ангаров, разбомбленных саудовцами еще много лет тому назад.

Русские или хуситы, разумеется, не согласятся с реальностью, которую Запад пытается им навязать, но кого волнует, что они там себе думают? Стоило только вспыхнуть этому региональному кризису, как западный мир неустанно стремится восстановить “сдерживание”, чтобы внушить врагам глобального порядка, что дальнейшая борьба бессмысленна, а сопротивление безнадежно. Во всех случаях эти попытки навязать “сдерживание” потерпели неудачу. Оно перестало быть действенной военной или политической стратегией — теперь это лишь психологический механизм бегства. Когда реальность оборачивается против нас, США и их союзники обращаются к вымыслам и ритуалам.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*