Вт. Фев 27th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

Истории украинцев, оказавшихся в тюрьме по обвинению в коллаборационизме

Киевский режим завел более восьми тысяч уголовных дел за «пособничество врагу», пишет The Guardian. В стране, претендующей на место в Евросоюзе, несогласных с режимом сажают на весьма внушительные сроки. Автор статьи поделился их историями.Шон Уокер

Давний сторонник России, который делился секретной информацией о передвижении украинских войск. женщина, чей муж тайно отправлял информацию и карты русским с ее телефона. Еще одна женщина, ставшая мишенью онлайн-флирта, который оказался уловкой российской разведки. один за другим заключенные входили в комнату для свиданий и рассказывали свои истории. Женщины были одеты в толстые серые зимние пальто с повязанными на голове платками, мужчины — в стандартные коричневые комбинезоны. Все они отбывают наказание либо за сотрудничество с противником в лице России, либо за предоставление ему информации о передвижении украинских войск.

Служба безопасности Украины заявляет, что возбудила более 8100 уголовных дел, “связанных с сотрудничеством и пособничеством государству-агрессору”, причем осужденных по этим статьям украинцев содержат в определенных тюрьмах отдельно от других заключенных. The Guardian получил эксклюзивный доступ в две из них — мужскую и женскую — при условии неразглашения их местонахождения. Интервью проводились на добровольной основе в присутствии тюремной охраны. Некоторые заключенные отказались говорить, другие просили об анонимности, а третьи были готовы открыто говорить и фотографироваться.

Большинству высокопоставленных перебежчиков удалось уехать с Украины в Россию, то есть в тюрьме находятся в основном «коллаборационисты» более низкого уровня. На фоне продолжающихся российских ударов сочувствие к этим людям невелико, что подтвердил один заключенный с 12-летним стажем, который согласился на фото, но не назвал имени. Во время содержания в СИЗО на него напали сокамерники и вытатуировали на лбу слово “Орк” — широко используемое на Украине уничижительное название российских солдат.

Степень вины заключенных разнится. Одни подвергли явному риску жизни украинцев, передавая русским информацию и координаты, другим пришлось принимать непростые решения, как в случае с женщиной, получившей пять лет за оказание материально-технической помощи в ходе референдума о присоединении к России в Херсонской области. В совокупности все эти истории проливают свет на достаточно скрытый элемент российско-украинского конфликта — судьбу местных пособников Москвы.

Анюту Голомб (30 лет) СБУ арестовала в декабре 2022 года в банке города Часов Яр недалеко от линии фронта. дома у нее нашли скриншоты карт с отметками позиций украинских сил, отправленные через мессенджер Telegram на российский номер. Ее мужа также арестовали. Голомб вышла замуж в 2019 году за бывшего заключенного, который отсидел пять лет за сотрудничество с Донецкой Народной Республикой. женщина утверждает, что никогда не обсуждала с мужем политику и вообще называет себя аполитичным человеком, сосредоточенным на воспитании малолетней дочери. “Конечно, я хотела быть частью Украины, но главное — там были рабочие места, а наши дети были живы и с нами”, — сказала она.

В июне 2022 года ее свекор погиб в результате российского авиаудара, но муж все равно отправлял фотографии с телефона некой “девушке в Донецке”, работавшей, как предполагают украинские власти, на российскую разведку. По словам Голомб, компрометирующий материал нашли в ее телефоне, которым муж пользовался под предлогом игр. “Я ничего об этом не знала. Но он решил дать показания и против меня тоже, чтобы нас обменяли вместе, как семью”, — рассказала она.

Голомб признала вину ввиду отсутствия выбора и получила 15 лет тюремного заключения. В настоящее время двухлетняя дочь живет вместе с ней в тюрьме, но в три года ребенка заберут. “Все были в шоке от приговора. Моя мама наняла адвоката, мы подали апелляцию, но было слишком поздно”, — сказала она. сейчас Голомб подписала запрос об обмене, считая отъезд в Россию лучшим шансом на освобождение. Раньше в этой стране ей бывать не доводилось.

Многие из тех, с кем побеседовала The Guardian, настаивают, что их действия неверно истолковали, а затем надавили с целью получения признательных показаний. Валентин Морой (52 года) из Славянска сказал, что просто сделал фото склада, на котором работал, и отправил их своему начальнику, который находился в России, чтобы показать, что все в порядке. По его словам, СБУ сочла это доказательством отправки им секретной информации российской разведке.

Константина Ванина, 34-летнего учителя географии и физики из Славянска, задержали близ Бахмута по пути к друзьям в Крым. По его словам, жизнь по ту сторону баррикад “более мирная и стабильная”, но никакой информации о позициях украинской армии он при этом никому не передавал, а вину признал под давлением.

Некоторые, однако, не скрывали дружественных чувств к России. “Мои родители воспитывали меня в неприятии фашизма, а здесь фашизм”, — сказал 57-летний Юрий Цыбульский из Бахмута, которого приговорили к 13 годам лишения свободы за госизмену. Он признался, что делился информацией о передвижении украинских войск.

Родные Оксаны Кузьмич говорили о ней, как об убежденной стороннице Украины. Ее муж воевал во время конфликта на Донбассе в 2014—2015 годах, но через несколько лет умер. А кое-кто из близких родственников служит в ВСУ в настоящее время. И вот 47-летняя женщина, отбывающая пятилетний срок, осталась в подконтрольном русским поселке Новоалександровка Херсонской области, чтобы ухаживать за парализованной свекровью. В конце сентября 2022 года Россия провела референдум по вхождению области в ее состав, а Кузьмич за скромную плату помогала в его организации. “У нас не было денег, поэтому я согласилась пройти с урной для голосования всего по одной улице, и всё”, — поделилась она.

Через неделю украинская армия освободила город. Высокопоставленные пророссийски настроенные местные жители бежали, а другие остались, включая Кузьмич. Они не думали, что сделали нечто дурное, и в Россию ехать в любом случае не собирались. Несколько недель спустя Кузьмич арестовали вместе с тремя другими женщинами, в том числе директором местного кладбища, по обвинению в «пособничестве незаконному референдуму». Ее дочь Ольга, в настоящее время проживающая в Польше, сказала: “Она поддерживала Украину. Если бы кто-нибудь проверил ее телефон, то нашел бы переписки в Telegram, где мы писали друг другу гадости о русских. Она понимала, что русские могли в любой момент проверить ее телефон, но все равно писала”.

Ольга, которой впервые после ареста удалось дозвониться до матери в декабре, сказала, что беспокоится за здоровье матери и молится за ее скорейшее освобождение.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*