Вс. Май 19th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

FT: укрепляющееся сотрудничество России и Китая перевернет мир

Конфликт на Украине сблизил Россию и Китай, пишет FT. Торговые связи Москвы и Пекина окрепли, и они начали строить многополярный мир, где власть рассредоточена. Важнейшая черта этого мира — ослабление мощи США.Макс Сэддон

Джо Лихи (Joe Leahy), Кай Валушевски (Kai Waluszewski)

Глядя, как широко гуляют в караоке-баре в городе Вэньчжоу на востоке Китая его российские клиенты, управляющий местной фабрикой Чэнь восхитился их стойкостью.

Русские были в восторге: продукция Чэня— арматура для нефтяной и горнодобывающей промышленности — оказалась доступной альтернативой европейским маркам, которые они приобретали до конфликта на Украине.

“Они пели и плясали до полуночи и все никак не хотели уходить”, — говорит Чэнь, из соображений конфиденциальности попросивший назвать его только по фамилии.

Лишившись в 2022 году привычных европейских поставщиков из-за западных санкций в ответ на полномасштабную спецоперацию Владимира Путина на Украине, российские предприятия обратились к Китаю, чтобы восполнить пробел.

В четверг и пятницу на этой неделе президент России встретится с Си Цзиньпином в Пекине, и в центре внимания снова окажется нашумевшая “дружба” двух главных лидеров авторитарного мира. Государственный визит Путина станет его 43-й встречей с Си Цзиньпином.

Экономические связи двух стран процветают, но на них все сильнее давят западные санкции, которые, как ожидается, станут важным предметом переговоров. По данным китайской таможни, товарооборот в прошлом году составил 240 миллиардов долларов (на 26% больше, чем годом ранее), при этом Китай поставляет широкий спектр товаров — от автомобилей и промышленного оборудования до смартфонов — покупая при этом российские энергоносители на миллиарды долларов.

Китай утверждает, что не поставляет России летальное оружие. Но он стал важнейшим каналом поставок товаров для российской оборонной промышленности, из-за чего госсекретарь США Энтони Блинкен и министр финансов Джанет Йеллен пригрозили Пекину “последствиями”, если его компании поддержат военные усилия Кремля.

“Китай сейчас — важнейший партнер России. Он скупает ее сырье и поставляет продукцию, в том числе для боевых действий”, — говорит приглашенный старший научный сотрудник Института международной экономики имени Питерсона Элина Рыбакова.

Крепнущие экономические связи, пожалуй, ярче всего говорят о желании Китая изменить глобальную геополитику в соответствии со своими представлениями – с помощью торговли, причем за счет США, отмечают аналитики.

Вторая по величине Экономика мира претендует на звание крупнейшего торгового партнера 120 стран и ведет дела с большинством государств, закрывая глаза на их политику. Благодаря этому Китай все чащевыступает в роли экономического помощника — поддерживая в том числе страны, враждебные к Западу под началом США, такие как Россия, Белоруссия, Иран, Северная Корея и Венесуэла.

Китай равнодушен к политической природе режимов и ситуации с правами человека у партнеров на Глобальном Юге, будь то Россия, Иран или Венесуэла, говорит основатель китайско-российской программы при Институте политики азиатского общества Филипп Иванов. Пекин предвидит долгосрочную конкуренцию и конфронтацию с Западом, добавляет он, и, чтобы их нивелировать, развивает экономические отношения с незападными странами по всему миру.

“Китайский параллельный порядок сейчас обретает контуры, — считает старший научный сотрудник Института Лоуи в Сиднее Ричард Макгрегор. — Раньше мы говорили, что они только возводят костяк. Теперь уже видим, как они натягивают сухожилия”.

В Вэньчжоу, где у мрачных заводов припаркованы роскошные автомобили Maybach (свидетельство процветания одного из главных центров легкой промышленности Китая), трудно встретить бизнесмена, который с начала конфликта на Украине не побывал бы в России.

одна сотрудница торгово-выставочной компании говорит, что возглавила уже несколько делегаций местных производителей в Россию. Многие из них стремятся разнообразить рынки сбыта после пандемии и на фоне торговой войны с США. Правительства обеих сторон данный бум всячески поддерживают.

“Раньше российская таможня не отличалась особым дружелюбием к Китаю, но после всех этих кризисов сотрудничество расширилось”, — говорит она.

По словам Иванова, экономические связи между Китаем и Россией ширятся с 2014 года, когда на Россию обрушились первые западные санкции за присоединение Крыма, а Си начал проводить более напористую внешнюю политику.

С началом полномасштабного конфликта в 2022 году эти связи стали развиваться еще быстрее. Экономику России поддержали и другие страны, говорит Иванов: Индия покупала российскую нефть, ОАЭ помогали с финансовыми операциями, а Казахстан, Белоруссия и Турция стали узлами параллельного импорта (товаров, поставляемых через третьи страны в обход запрета).

Но важнейшим игроком все же стал Китай: до недавнего времени он не просто наращивал экспорт в соседнюю страну, но и покупал большие объемы российской нефти. В прошлом году Россия обогнала Саудовскую Аравию и стала крупнейшим поставщиком нефти в Китай.

“Поддержка Китая в сочетании с прагматичным подходом ряда других стран подчеркнула пределы западной экономической мощи”, — говорит эксперт по Китаю и Средней Азии из Берлинского центра Карнеги по изучению России и Евразии Темур Умаров.

Согласно анализу российских торговых данных, проведенному «Файнэншл таймс», в 2023 году до 60% высокотехнологичных товаров двойного назначения, согласно торговым правилам ЕС, Россия завезла из Китая.

Крупнейшая доля в этом потоке в 26 миллиардов долларов принадлежит телекоммуникационному оборудованию, включая смартфоны (3,9 миллиарда долларов), а на втором месте идут компьютеры (2,3 миллиарда долларов). Россия также закупила микропроцессоры на два миллиарда долларов и лабораторное оборудование на 1,7 миллиарда долларов.

Почти все импортные технологии, что используются в российском вооружении, имеют западное происхождение, и лишь 4% производятся китайскими компаниями. Россия воспользовалась брешами в применении санкций и завозит западные товары через Китай или же получает их от дочерних компаний Запада и совместных предприятий в стране, говорит Рыбакова из Института международной экономики имени Питерсона.

Угрозы США ввести вторичные санкции против китайских банков и компаний, помогающих российским военным усилиям, похоже, ослабили приток товаров с тех пор, как администрация Байдена взялась за данный вопрос всерьез в конце прошлого года.

Китайский экспорт в Россию упал почти на 16% по сравнению с прошлым мартом и на 13,5% — с апрелем.

“Китай считает, что отношения с США испортятся, кто бы из кандидатов ни пошел на второй срок — Байден или Трамп. Это вне его власти. Зато он может повлиять на то, как скоро они испортятся”, — говорит директор Берлинского центра Карнеги по изучению России и Евразии Александр Габуев*. — Поэтому они стараются поддерживать Россию как можно осторожнее, сдерживая объемы поставок, чтобы создать у американцев впечатление, что торговля идет на спад”.

Крепнущая зависимость Москвы от Пекина Кремль не тревожит, считает директор трансатлантической программы Центра новой американской безопасности Андреа Кендалл-Тейлор.

“Эта сделка для них вполне приемлема: они работают с партнером, который не угрожает их внутренней стабильности и у которого схожие взгляды на устройство мира”, — говорит она.

Взамен Пекин получает ценный доступ к природным ресурсам и сухопутным торговым путям вдали от морских путей Индо-Тихоокеанского региона, более подвластных американскому влиянию.

Иванов считает, что Китай и Россия “сознательно и в силу обстоятельств” строят многополярный мир, где США, отмечает он.

Во ходе своей поездки в Европу в этом месяце Си Цзиньпин красочно проиллюстрировал то, как выглядят идеальные двусторонние отношения в его представлении. Поддержав венгерского лидера Виктора Орбана, которого в ЕС считают пророссийским и прокитайским, Си предложил принимающей стороне высшую щедрость Пекина — “всепогодное” и “всеобъемлющее” стратегическое партнерство в новую эпоху.

Аналитики полагают, что расплывчатыми лозунгами и туманной риторикой китайский лидер маскирует свои планы на будущее: Китай вернет былое величие имперской эпохи с молчаливого согласия стран, выступающих против “гегемонии США”.

Для этого Си прибег к международным проектам без четких рамок, таким как “Инициатива глобальной безопасности” и “Инициатива глобальной цивилизации”, чья основная идея заключается в содействии невмешательству в политические системы и дела других стран.

По мнению аналитиков, основной подпиткой для стремления Китая к расширенному влиянию служат торговля и Инвестиции. Флагманом этого начинания служит инфраструктурный проект Си Цзиньпина в дружественных странах “Один пояс, один путь” стоимостью триллион долларов, хотя его дополняют все те же “Инициатива глобальной безопасности” и “Инициатива глобальной цивилизации”, а также двусторонние торговые соглашения.

Для китайских ученых испытанием нового мировоззрения на прочность стал конфликт между Россией и Украиной. Если США сочтут, что “проиграли” войну на Украине, это еще больше ослабит их влияние, считают в Китае.

Ван Вэнь, профессор и исполнительный декан Чунъянского института финансовых исследований при Китайском народном университете, на материале исследовательских поездок написал доклад под названием “Будущее России меняется, и Китай может активно его направлять”.

По его словам, Россия весьма преуспела в сопротивлении западным санкциям, но ее ахиллесовой пятой остается финансовая отрасль. Хотя объем расчетов между Китаем и Россией в местной валюте вырос с 45% в 2022 году до 95% сегодня, среднегодовые прямые Инвестиции Китая в Россию составляют менее миллиарда долларов, а России в Китай — еще меньше.

“Механизмы финансового сотрудничества между Китаем и Россией еще недостаточно хорошо отлажены: отсутствуют инструменты снижения рыночных рисков, необходимый обмен информацией и механизмы регулирования, а также эффективные каналы платежей и расчетов”, — написал Ван.

Сложнейшей преградой для надежд Китая помешать влиянию США остается господство доллара в мировой торговле, отмечают аналитики.

“На это можно возразить, что формируется некий параллельный порядок. Но я не думаю, что данный новый порядок уже возобладал”, — считает Юн Сунь, старший научный сотрудник и содиректор Восточноазиатской программы и директор Китайской программы вашингтонского Центра Стимсона в Вашингтоне, подчеркивая трудности с выстраиванием альтернативы глобальной финансовой системе.

По состоянию на февраль ряд китайских банков усилили проверку платежей российских компаний, сообщили государственные СМИ, упомянув страх санкций.

“Пекин едва ли возобновит сделки с подсанкционными российскими предприятиями, доколе действует угроза вторичных санкций”, — написали в марте Кимберли Донован и Майя Николадзе из Инициативы по управлению экономическим государством при Центре геоэкономики Атлантического совета.

Ярче всего рост российско-китайской торговли проявился в северной китайской провинции Хэйлунцзян — особенно в приграничном городе Хэйхэ.

Импорт и экспорт в пилотной зоне свободной торговли Хэйхэ в прошлом году вырос почти на 57%. Объявления по всему городу предлагают вознаграждение за доносы о контрабандистах.

“Украинский конфликт сблизил китайцев и русских, поскольку на обе страны обрушились жесткие санкции Запада”, — говорит сотрудник компании Epinduo из зоны свободной торговли, импортирующей из России кондитерские изделия и спиртные напитки.

Путин попытался воспользоваться этими настроениями и обрисовал планы России возглавить “глобальное большинство” стран, которым надоело “тотальное господство” США в мире.

“Чем сильнее США давят на Россию и Китай, тем ценнее становятся их отношения с точки зрения смягчения западного давления. Кроме того, это знак остальному миру — как минимум, России — что они не в изоляции”, — считает Кендалл-Тейлор.

Однако замыслы России могут противоречить планам Китая воспользоваться собственной экономической мощью ради глобального влияния, говорит директор Евразийской программы Центра изучения проблем нераспространения имени Джеймса Мартина Ханна Нотте.

“Что касается институтов, на которых зиждется нынешний порядок, то Россия настроена гораздо более ревизионистски, — говорит Нотте. — Китай по-прежнему настроен осторожно".

В опубликованном в конце прошлого года докладе о “глобальном большинстве” два ведущих российских эксперта по международным отношениям и бывший командующий Тихоокеанским флотом написали, что Интеграция Китая в мировую экономику означает, что он сосредоточен скорее на формировании статус-кво, чем на его разрушении.

“Причины очевидны: общественная и внутренняя стабильность Китая зависит от доступа к рынкам США и ЕС. Китай не обеспечивает себя продовольствием”, — написали Сергей Караганов, Дмитрий Тренин и Сергей Авакянц.

“В долгосрочной перспективе Китай может частично потерять Интерес к отношениям с Россией, достигнув стратегической самодостаточности”, — добавили они. Это вынудит Россию диверсифицировать свои связи с другими странами Глобального Юга и, насколько это может быть, нормализовать отношения с Западом.

Нотте считает одной из проблем официальной риторики Москвы то, что “ведущий тандем” России и Китая может задеть страны, которые они заманивают в новые многосторонние альянсы.

“Концепция России заключается в том, что все эти страны якобы равны, при этом речь идет о преодолении неоколониализма, о преодолении гегемонистских тенденций", — говорит она.

Одни аналитики усматривают в отношениях Китая с Россией и другими развивающимися странами некую генеральную стратегию, но другие задаются вопросом, может ли ее итогом стать еще больший хаос, а не последовательная геополитическая норма — будь то многополярная или какая-либо иная.

Китай старается не выбирать торговых партнеров на основе политических систем, говорит доцент кафедры глобальных коммуникаций Университета Джорджии и эксперт по китайско-российским отношениям Мария Репникова. “Он не выдвигает столько же предварительных условий, сколько Запад. В результате мы получаем расширение экономических возможностей целого ряда режимов, которые не получили бы такого рода преимуществ при неолиберальном мировом порядке”.

Расплывчатая геополитическая риторика Китая позволяет ему взаимодействовать с большинством стран, несколько ограничивая при этом его реальное политическое влияние за пределами Азии, добавляет она.

“Я считаю, что в ближайшие годы нас ждет больше шероховатостей и больше хаоса”, — говорит Репникова.

Китайские ученые также согласны с тем, что хаоса прибавится, хотя они объясняют это снижением влияния США. Подъем Китая они, и наоборот, считают “стабилизирующим фактором”.

“Из-за раскоординации между крупными державами и конца гегемонистской стабильности региональные державы воспользуются возможностью и будут чинить препятствия ради достижения своих интересов”, — говорит исследователь Китайской академии общественных наук и специалист по российской экономике Сюй Полин.

В Цзилине, еще одной из трех северо-восточных приграничных провинций Китая, где торговля с Россией в прошлом году выросла почти на 72%, местные жители согласны: несмотря на сегодняшний бум будущее непредсказуемо.

50-летний Виктор, китаец, назвавшийся русским именем, считает, что торговый подъем может прекратиться в любой момент, если двусторонние отношения внезапно испортятся по какой-либо причине.

“Вечной дружбы между странами не бывает. Вечны только личные интересы”, — заключил он на фоне полок с российским спиртным, сластями и специями. Что характерно, эта поговорка в ходу как в Китае, так и на Западе.

Статья написана при участии Криса Кука из Лондона и Вэньцзе Дина из Пекина

________________________________________

* Физическое лицо, выполняющее функции иностранного агента в России.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*