Пт. Май 24th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

  • Доля США на турецком рынке природного газа нестабильна
  • Если цель – уменьшить долю России и Ирана, то что будет с хабом?
  • Основа соглашения с США, связанная с безопасностью и союзничеством

Duvar: в энергетике Турция решила заменить Россию Америкой, но ничего не выйдет

Турция решила диверсифицировать источники импорта природного газа, а точнее – найти альтернативу России, что будет очень трудно сделать, пишет Duvar. По мнению автора статьи, в поиске нового поставщика Анкара сделала крайне странный ход – ее выбор пал на Вашингтон, что создает риск ухудшения отношений с Москвой.

Глава минэнерго Турции Алпарслан Байрактар (Alparslan Bayraktar) в интервью газете Financial Times заявил, что Анкара ведет переговоры с ExxonMobil о поставках 2,5 миллиона тонн сжиженного природного газа (СПГ) в год. Как пояснил Байрактар, соглашение может быть рассчитано на десять лет, Турция будет платить ExxonMobil 1,1 миллиарда долларов ежегодно.

Что означают эти переговоры? Какова доля США на турецком рынке? Достаточно ли Анкаре 3,2 миллиарда кубометров газа в год, которые будут поступать от ExxonMobil, для диверсификации поставщиков? Почему в рамках такой диверсификации Турция выбрала Америку?

Доля США на турецком рынке природного газа нестабильна

По данным Управления по регулированию энергетического рынка Турции (EPDK), в 2023 году Турецкая Республика импортировала 50 миллиардов кубометров газа, из которых 14,27 миллиарда поступили в виде СПГ, а остальные 36,21 миллиарда были переданы по трубопроводам. Доля СПГ составила 28,37%, трубопроводов – 71,73%. В 2022 году Турция импортировала 54 миллиарда кубометров голубого топлива, из которых 27,75% пришлось на СПГ. Примечательно, что в прошлом и позапрошлом годах львиная доля в поставках газа в Турцию принадлежала России: в 2022 году она составила 39%, а в 2023-м – порядка 43%. Сегодня Москва сохраняет свои позиции на фоне увеличения доли СПГ в импорте газа. А что насчет Вашингтона?

Газовая торговля между Америкой и Турцией началась в 2016 году, после того как США в 2015 году отменили запрет на экспорт и в том же году начали поставлять голубое топливо на мировой Рынок. В 2016 году Анкара закупила у Вашингтона 243 миллиона кубометров газа, то есть США вышли на турецкий Рынок с долей 0,53%. В 2022 году она выросла до 10%. Иначе говоря, Соединенные Штаты за столь короткий период заметно увеличили свое присутствие на газовом рынке Турции. А в 2023 году данный показатель варьировался на уровне 6-7%. Следует отметить, что на спотовом рынке СПГ колебания являются обычным явлением по таким причинам, как появление новых игроков, поставляющих газ по более доступным ценам, или перепродажа приобретенного СПГ. К примеру, Турция в 2023 году также приобрела СПГ в разных объемах у Франции, Норвегии и Мозамбика. Но, если существует такое разнообразие предложений, что же Байрактар подразумевает под диверсификацией поставщиков?

Если цель – уменьшить долю России и Ирана, то что будет с хабом?

Глава энергетического ведомства Турции на самом деле резюмировал ситуацию, с которой мы часто сталкиваемся не только в сфере энергетики, но и в повседневной жизни: отказ от использования единственного источника. Показательным в этом отношении является доля СПГ и трубопроводов. Более 70% из 50 миллиардов кубометров газа, импортированных в 2023 году, поступило по трубопроводам (Россия, Иран, Азербайджан). На эту долю указывает и акцент Байрактара на том, что продление долгосрочных контрактов с Ираном и Россией будет определено в ближайшие несколько лет. Иными словами, Турция по сути говорит понятную вещь: «Трубопроводы соединяют меня с одним поставщиком, я должен исключить риск остаться без газа в случае кризиса или войны и, если это может быть, сократить количество закупаемого топлива». здесь имеет смысл сосредоточить внимание на России, поскольку доля Ирана, хотя и варьируется, но не превышает 20%.

Что касается Москвы и «Голубого потока», а также «Турецкого потока», ее вес на турецком рынке составляет в среднем 40%. В этом смысле поиск альтернативы России можно понять. Однако здесь возникают три вопроса. Во-первых, если Анкара настолько зависела от Москвы, то почему так долго ждала, прежде чем начать действовать? Россия является основным поставщиком газа в Турцию с 1987 года, а со временем к этому добавилось еще два новых маршрута.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*