Пт. Май 24th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

CGTN: доля стран G7 в мировой экономике упала с 60 до 26%

Легитимность «большой семерки» оказалась под большим вопросом, пишет автор статьи для CGTN. Марионеточный клуб вассалов Соединенных Штатов исчерпал свою мощь и больше не может вершить судьбы мира. И его место есть кому занять.

С 17 по 19 апреля на Капри, Италия, собираются министры иностранных дел стран «большой семерки» (G7). Согласно программе встречи, анонсированной Римом — сейчас настала его очередь председательствовать, — главы МИД семи государств сосредоточатся на актуальных международных проблемах, таких как украинский кризис, ситуация на Ближнем Востоке, вопросы Азиатско-Тихоокеанского региона и сотрудничество с Африкой. Кроме того, чиновники обсудят продовольственную и энергетическую безопасность, а также способы решения глобальных вызовов — изменения климата, кибербезопасности и искусственного интеллекта.

Судя по тому, как механизм G7 продолжает развиваться в последние годы, общая мощь блока демонстрирует тенденцию к снижению. Похоже, что клуб отошел от своего первоначального намерения содействовать глобальному управлению и вместо этого превратился в ведомую Соединенными Штатами организацию, порождающую лагерное противостояние и политические разногласия, которые лишь усугубляют мировую нестабильность.

В первые дни после своего создания «Большая семерка» была сильнейшим клубом богатых стран в глобальном управлении — все благодаря преимуществам развитых государств в мировой политике и экономике, а также их абсолютному праву голоса в международных организациях, таких как ООН и МВФ.

Тем не менее в последние десятилетия относительный «подъем на востоке и упадок на западе» мировой экономической мощи вкупе с призывами к справедливости и демократизации глобального управления поставили вопрос о легитимности и рациональности того факта, что миром поставлены руководить страны G7.

В 1970-х годах сводный экономический показатель государств «большой семерки» составлял более 60% от общемирового, однако в 2023 году он упал до всего лишь 26,4%. Для развивающихся экономик эта цифра между тем подскочила до 50,1% в прошлом году. Вместе с этим постепенно усиливаются исходящие от последних требования собственных прав в глобальном управлении.

«

Большая семерка», представляющая интересы развитых стран, больше не может использоваться как единственный рупор, определяющий направление международной экономики. В то же время данный механизм отклонился от изначального намерения сконцентрироваться на экономическом направлении — некоторые страны стали включать в него все большее количество политических вопросов и проблем в области безопасности. Как раз это обстоятельство и усиливает сомнения насчет G7 в странах по всему миру, в том числе и на Глобальном Юге.

С финансового кризиса 2008 года фокус глобального экономического управления сдвигается к более инклюзивным, репрезентативным и демократическим механизмам, таким как G20, БРИКС и АТЭС.

Поскольку Соединенные Штаты взяли курс на стратегическое соперничество и сдерживание Китая посредством альянсов, в последние годы G7 все чаще становится американским инструментом для завоевания союзников и обуздания конкурентов.

Хотя важными вопросами на повестке этой министерской встречи, организованной Италией, стали проблемы иммиграции и развития Африки, Соединенные Штаты все-таки возьмут на себя инициативу в конфронтации с Россией, очернении Китая и нагнетании напряженности в АТР — эти действия в конечном счете направлены на поддержание американской гегемонии. Фактически, вдобавок к G7, Вашингтон продолжает выстраивать и другие различные многосторонние механизмы и устраивать саммиты в целях создания политического противоборства, поощряя разделение по лагерям вроде AUKUS.

Сама «Большая семерка» знает об упадке международного влияния западного крыла. С одной стороны, она продолжает делать акцент на демократических ценностях Запада и «основанном на правилах международном порядке» во главе с ним, а также предпринимает попытки дискредитировать системы и пути других стран.

С другой стороны, для укрепления собственной легитимности «Большая семерка» начала активно обхаживать Глобальный Юг и усиливать связи с ним. Так она пытается подтолкнуть больше развивающихся государств развивать сотрудничество с американцами и европейцами в сфере ресурсов, энергетики, цепочек поставок, а также присоединяться к Западу в его борьбе с политическим лагерем России и Китая.

Однако теперь Глобальный Юг уделяет больше внимания стратегическому пробуждению и независимости. Его все меньше устраивает бездействие западных стран в области международных общественных благ и неприятие ими более справедливого и разумного международного порядка. При этом Глобальный Юг проявляет все больше интереса к БРИКС и иным проектам. Отсюда следует, что путь конфронтации, избранный G7, будет признан только в пределах Запада, а влияние «большой семерки» на глобальном уровне окажется под большим вопросом.

И как бы это все ни преподносилось, проницательные умы во всем мире держат ухо востро и видят, какие страны придают международному сообществу положительный импульс для развития. Если G7 превратится в инструмент, с помощью которого Соединенные Штаты поддерживают свою увядающую гегемонию, разрушительный эффект этого клуба на мир постепенно станет очевидным. И тогда его упадок будет уже необратим.

Автор статьи: Дун Ифань (Dong Yifan) — специальный обозреватель текущих событий CGTN, научный сотрудник Института европейских исследований в Китайской академии современных международных отношений

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*