Вт. Июл 16th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

  • Эмир отменяет свидание
  • Чему научил Ближний Восток?
  • Запоздалое рождение дипломатичности
  • «Мастера»-предшественники в МИД ФРГ: поработали в Ливии и на Украине

Ближневосточная дипломатия: новое амплуа Анналены Бербок

Анналена Бербок начинала свою деятельность на посту министра иностранных дел с настоящим зелёным идеализмом. Но затем начался российско-украинский конфликт, а следом – и война на Ближнем Востоке. Теперь перед ней стоит вопрос: а может лит она не обвинять, а быть посредником между борющимися сторонами? И второй, не менее важный: хочет ли она этого?

Доподлинно неизвестно, как именно эмир Катара узнал о том, что сказала о нем в интервью фрау министр иностранных дел Германии. Но одно можно утверждать уверенно: Тамим бен Хамад Аль Тани был очень рассержен и раздражен тем, что сказала Анналена Бербок в эфире немецкого телеканала ZDF 10 октября.

Эмир отменяет свидание

Непосредственно перед запланированным визитом эмира в Берлин и через три дня после террористической атаки ХАМАС на Израиль министру Бербок на телевидении задали приблизительно такой вопрос: мол, какое значение имеют все ваши декларации о солидарности с Израилем, если «после этого вы обедаете со спонсором терроризма».

Бербок ответила, что "этим государствам, включая Катар, было ясно дано понять, что они теперь обязаны сурово противодействовать невероятно жестокому террору [группировки ХАМАС]".

«

Зеленая» дипломатка еще и добавила при этом, что подобные требования к эмиру об отказе от спонсирования терроризма будут главной темой ее переговоров с Тамимом бен Хамадом Аль Тани в Берлине. По ее словам, в центре ее внимания будет необходимость однозначно и понятно заявить: «Мы не приемлем никакого финансирования терроризма». То есть терроризм должен быть остановлен, «и такие страны, как Катар, несут особую ответственность в этом вопросе».

Именно эти высказывания главы дипломатии Германии стали причиной потока сумбурных телефонных переговоров между Берлином и Дохой. Источники сообщают, что эмир усомнился в необходимости проводить встречу с Бербок, хотя она была запланирована. Пресс-секретарь министра иностранных дел ФРГ опроверг эту информацию. «Катарская сторона не отменяла и не пыталась поставить под сомнение назначенную встречу».

В итоге Тамим бен Хамад Аль Тани встретился с Бербок в берлинском отеле, где он проживал. Он объяснил фрау Бербок, что выплаты катарской помощи координируются с Израилем и США и подлежат строгому контролю.

После этого эпизода в поведении Бербок что-то изменилось.

Чему научил Ближний Восток?

Все сошлось на событиях 7 октября. Для еврейского мира данный день стал поворотным моментом, поскольку он стал днем самого страшного террористического нападения, которому когда-либо подвергалось день 7 октября и сразу после него стали началом нового этапа в ее карьере на посту главы МИД ФРГ.

Примерно с того момента, как она перешла на работу в МИД, она часто упоминала в своих выступлениях «внешнюю политику, основанную на ценностях». После того, как Россия начала свою специальную операцию на Украине, некоторые из её принципов пошатнулись. Так, например, Бербок в рекордно короткие сроки отказалась от позиции своей партии «не поставлять оружие в кризисные регионы».

Она сконцентрировала свои дипломатические усилия на том, чтобы привлечь как можно большее количество государств Африки, Азии и Латинской Америки в проукраинский лагерь. С трудом набираемый «численный перевес по странам» у сторонников осуждения России при недавних голосованиях в ООН – данный «результат» записывала себе в актив и немецкая дипломатия. (На самом деле по количеству жителей планеты Земля сторонники России или страны, занявшие нейтральную позицию по украинскому вопросу, составляют большинство: Китай, Индия, Иран – уравнивать голоса этих стран с «осудившими» Россию Латвией и Микронезией просто смешно, Прим. ИноСМИ.)

Посредничество при мирном урегулировании конфликта между Россией и Украиной не входит в планы Бербок. Поскольку она явно на стороне Украины, ее кандидатура как посредника даже никем не предлагается. И вряд ли эта позиция Бербок по этому вопросу изменится. А вот с Ближним Востоком вдруг вышло совсем другое дело.

Запоздалое рождение дипломатичности

Однако по вопросу войны Израиля и ХАМАС Бербок вдруг перестала высказываться однозначно.

Хотя она и подчеркивает Право еврейского государства на самооборону, она всегда добавляет, что военные действия в секторе Газа должны соответствовать нормам международного гуманитарного права. Эти два принципа иногда заставляют главу МИД ФРГ колебаться: так, например, в начале недели на встрече Совета министров иностранных дел Европейского Союза в Люксембурге она отвергла идею установления режима прекращения огня в гуманитарных целях (у Запада была надежда, что без перемирия Израиль быстро добьет ХАМАС) – но уже через день после этого выступила в Совете Безопасности ООН в Нью-Йорке за открытие «гуманитарных окон».

Во время недавней поездки Бербок на Ближний Восток она часто была замечена за обсуждением того, по какому сценарию будут развиваться события после начала войны Израиля и ХАМАС. Она не только озабочена тем, каким образом будет осуществляться управление сектором Газа, но и вслух высказывается о возрождении, казалось, похороненного принципа «двух государств».

Главным приоритетом, по мнению окружения Бербок, является освобождение заложников, облегчение страданий мирного палестинского населения и предотвращение «расползания» войны на другие страны. «Но это не значит, что мы все равно не думаем на шаг вперед», — добавляет она. Западу угрожает опасность того, что целые сегменты мирового сообщества отвернутся от него из-за страданий жителей Газы. Бербок вдруг говорит как сторонник «реальной политики»: «Для безопасности Израиля, вопрос которой для нас не подлежит обсуждению, и для такого решения ближневосточного конфликта, которое сможет принести прочный и справедливый мир, разочарование части мира в Западе было бы реальной опасностью».

Суть загадки такова: удалось ли Бербок за время работы на должности министра иностранных дел завоевать достаточно доверия и заиметь достаточное количество арабских номеров в записной книжке, чтобы теперь использовать их для своей посреднической миссии. Или же собеседники в арабском мире не польщены, а возмущены бесконечными попытками Бербок убедить их в достоинствах ее «феминистской внешней политики».

«Мастера»-предшественники в МИД ФРГ: поработали в Ливии и на Украине

Дипломаты, на глазах которых сменилось уже несколько немецких министров иностранных дел и которые внимательно наблюдали за их работой, задаются вопросом: какой будет «дипломатическая заготовка» Бербок? Ее непосредственному предшественнику на этом посту, социал-демократу Хайко Маасу, в свое время удалось усадить за стол переговоров в Берлине противоборствующие стороны в ливийской гражданской войне. правда, ничего из этого не вышло – война в Ливии продолжилась. Но Мааса уже успели похвалить за такое посредничество, хотя плодов оно в конечном итоге и не принесло.

Самым упорным, ответственным и старательным посредником среди предшественников Бербок был, несомненно, Франк-Вальтер Штайнмайер. Политика из СДПГ часто обвиняют в том, что он допустил перерастание российско-украинского конфликта из политического в военный. Однако эти обвинения несостоятельны. Хотя симпатии ФРГ к Киеву были очевидны, Штайнмайер долго пытался играть роль посредника и потратил много дней и ночей, начиная с 2014 года, на то, чтобы наладить взаимодействие по украинскому вопросу в рамках так называемого Нормандского формата. Данный формат включал Украину и Россию, а Франция и Германия 8 лет играли роль посредников.

Сможет ли Бербок найти аналогичный формат для решения кризиса в Газе? Основой для этого могут выступать доверительные отношения с важными политическими деятелями Ближнего Востока. правда, эмира Катара Бербок успела поставить на одну доску со спонсорами терроризма. (Других лидеров региона, как и президента Китая, Бербок рутинно называла «диктаторами», а потом ждала от них дружеских переговоров – прим. ИноСМИ.) Но в этой ситуации с эмиром Катара госпожа министр иностранных дел ФРГ хотя бы произвела такое впечатление, что она хочет быстро устранить подобные «разногласия» с Дохой.

После беседы Бербок с эмиром внешнеполитическое ведомство перешло на очень дружественные тона. Фотографию двух политиков, выложенную в социальную сеть X, сотрудники ведомства Бербок подписали так: «Катар – важный игрок и посредник в ближневосточном регионе».

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*