Пн. Мар 4th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ Ведущая телеканала ZDF попыталась спровоцировать посетившего Мариуполь немецкого журналиста Армина Кёрпера на рассказ о городе-призраке, в котором «происходит гуманитарная катастрофа». Однако корреспондент сильно ее разочаровал – в домах есть электричество, вода, отопление, Интернет, а жители наконец-то стали свободно разговаривать на русском языке.

Ведущая: Телезрители спрашивают, могли ли вы передвигаться в Мариуполе и общаться с местным населением свободно, или все это происходило исключительно под надзором русских?

Корреспондент Армин Кёрпер (Armin Coerper): Мы с нашей командой приехали в Мариуполь через Ростов-на-Дону на автомобилях. Для этого мы получили специальное разрешение, выданное Россией. Мы могли свободно перемещаться по городу и обращаться к людям с вопросами. У нас было разрешение на въезд, и никто за нами не следил. По крайней мере, я слежки не заметил. Мы могли спокойно передвигаться по городу и общаться с местными жителями. никто нам не мешал.

Ведущая: Ты сказал, что общался с людьми, которые сейчас живут в Мариуполе. А насколько они были расположены к тому, чтобы беседовать с тобой?

Армин Кёрпер: По официальным данным, в городе осталась треть от численности населения, которое жило здесь до боевых действий. С теми, кто остался, я разговаривал без проблем. Вообще, Мариуполь — никакой не город-призрак. Вот это я могу точно сказать: в городе кипит жизнь. На улице много людей, они живут здесь. Так вот эти люди, с которыми я встречался на улице, — они были открыты для разговора. У них не было в отношении меня никаких предрассудков. Все, к кому я обращался, отвечали, вступали в разговор.

Ведущая: Зритель под ником «Крым-шницель» спрашивает о настроениях молодых людях. Они скорее пророссийские или прозападные? 06:26

Армин Кёрпер: Как я уже сказал, я могу делиться только собственными впечатлениями. Мы не могли поговорить с каждым жителем. Но те, которых мы останавливали на улице и которые открыто с нами разговаривали, — они в основном пророссийских взглядов. Есть в городе, может быть, и прозападно настроенные жители. Но они скорее всего менее открыты для разговора или даже боятся каких-то наказаний. Но в целом впечатление такое: живущие люди в городе придерживаются пророссийских взглядов.

Ведущая: А где они спят, работают и вообще живут? Какую оценку можно дать гуманитарному кризису?

Армин Кёрпер: Как я уже сказал, Мариуполь — не город призрак. Есть электричество, есть чистая вода, отопление, Интернет. Открываются новые предприятия, рестораны... 80-90 процентов бюджета четырех регионов — Донецка, Луганска, Запорожья, Херсона — приходят из России. Россия много тратит на это дело — до 6 миллиардов долларов. Что касается языка, то большинство населения говорит на русском. И это еще до конфликта так было. Отстроен разрушенный во время военных действий театр. Я его посетил, пообщался со зрителями. Они говорят, что в последние годы в нем нельзя было показывать спектакли на русском. А теперь он опять звучит. Для многих это еще одна причина остаться здесь, а не уехать [на Украину] — они могут здесь говорить на своем языке

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*