Пт. Май 24th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

  • Пора, пошел!
  • Оценка угрозы
  • Все замерзает
  • Поворотный момент

В Арктике американский спецназ отрабатывает войну великих держав

Стремительно тающая Арктика открывает большие возможности для коммерческой и военной деятель, пишет WP. Помимо США, на ее ресурсы претендуют Россия и Китай. Это заставило Вашингтон начать подготовку к горячей войне в холодном регионе.

Непосвященным это казалось безумием. С высоты 2400 метров шесть «морских котиков» собирались спрыгнуть с парашютом в залив Мармот, где температура воды была чуть выше нуля.

Их надувная лодка пошла первой, с грохотом скатившись по пандусу транспортного самолета МС-130 и сразу надувшись. Она была упакована в прочную и незаметную с виду планирующую конструкцию, спроектированную специально для проведения операций «с высокой малозаметностью», которые являются изюминкой тайных сил армии США.

Пора, пошел!

Один за другим солдаты подошли к выходу, повернулись спиной к яркому сине-зеленому пейзажу, раскинувшемуся внизу, и понеслись вперед, навстречу ледяному приводнению.

Американские силы специальных операций находятся в процессе серьезной трансформации. В условиях, когда с Соединенными Штатами за доминирование в богатой ресурсами Арктике конкурируют мощные вооруженные силы России и Китая, Пентагон усилил свое внимание к тому, как будет выглядеть война здесь, в одном из самых коварных мест на планете. И как самые передовые американские подразделения могут быть задействованы в борьбе с прямой угрозой территории США или союзникам по НАТО, населяющим самые холодные места Европы.

Войска специальных операций отличаются от обычных вооруженных сил, поскольку перед ними стоят секретные, чувствительные и опасные задания, такие, например, как операции по спасению заложников или осуществление диверсий. Этой зимой The Washington Post получила редкую возможность понаблюдать за подразделениями «морских котиков» и «зеленых беретов», а также 160-го авиационного полка специальных операций и других элитных частей, пока они испытывали на себе бесчисленные трудности, создаваемые обширной и беспощадной дикой природой Аляски, в том числе в Кадьяке, продуваемом всеми ветрами аванпосте у южного побережья штата и на суровых учебных полигонах за пределами его столицы города Фэрбенкса.

Отрезвляющий вывод, который сразу со всей ясностью приходит здесь в голову, заключается в том, что любой конфликт на Крайнем Севере станет настоящим кошмаром для тех, кто будет послан сражаться в нем.

капитан Билл Галлахер (Bill Gallagher), командующий подразделением «морских котиков», участвовавшим в учениях, охарактеризовал Арктику как, пожалуй, самое суровое и экстремальное место для действий любой армии, заявив, что даже самые рутинные функции здесь могут представлять собой реальную угрозу.

Солдаты, спрыгнувшие с парашютами в залив Мармот, имели под униформой теплые костюмы, чтобы защититься от неизбежных тяжелых последствий погружения в воду с температурой 2,7 градуса Цельсия. Без такого снаряжения человек, столкнувшийся с подобными условиями, сразу попал бы в гонку со смертью.

здесь, по словам Галлахера, «окружающая среда может убить вас быстрее, чем любой враг».

Оценка угрозы

Официальные лица в Вашингтоне говорят, что Арктика, нагревающаяся в четыре раза быстрее, чем остальной мир и открывающаяся для коммерческой и военной деятель, как никогда раньше, вынуждает Пентагон идти в ногу со временем, создавая атмосферу острой конкуренции и конфликтов между Вашингтоном, Москвой и Пекином.

Соединенным Штатам, вероятно, бросит вызов каждая из двух последних столиц. Россия, потерявшая на Украине много крови, но явно возрождающаяся, накопила полезный боевой опыт против серьезного противника и только повышает свою мощь в таких областях, как электронная война, сказал Марк Канциан (Mark Cancian), старший советник Центра стратегических и международных исследований. По его словам, Пентагон, переживший более ограниченную по размахам войну на Ближнем Востоке, может только изучать и теоретизировать о том, что Москва извлекла из крупномасштабного украинского конфликта.

Тем временем Китай опережает Соединенные Штаты в таких технологиях, как гиперзвуковые ракеты, признает Пентагон. По словам Канциана, сам размер вооруженных сил КНР вызывает огромную обеспокоенность. «Большое преимущество вооруженных сил Китая заключается в их численности», — сказал он. «Их флот большой и становится больше».

Эта двойная проблема заставила Министерство обороны задуматься о своих собственных слабостях, некоторые из которых проявились в Арктике.

например, многие из спутников, которые отслеживают активность к северу от Полярного круга, имеют «слепые зоны», ограничивающие способность американского правительства отслеживать поступающие угрозы, сказала Айрис Фергюсон (Iris Ferguson), заместитель помощника министра обороны по арктической политике, ведомство которой было создано лишь два года назад. Береговая эрозия и таяние вечной мерзлоты, одни из наиболее заметных признаков изменения климата, нанесли огромный ущерб американским радарам и аэродромам.

В последние годы Россия снова «включила свет» на военных объектах советской эпохи по всему региону, восстановив и отремонтировав множество военных баз, число которых превышает коллективное присутствие там НАТО. По словам Фергюсон, учитывая присоединение Крыма Россией 10 лет назад и ее попытку полностью подчинить себе Украину, действия Москвы на Севере подняли вопросы о ее более масштабных амбициях.

«

Иногда мы беспокоимся о явно наступательном характере некоторых из их инвестиций в военную инфраструктуру здесь», — добавила она. «И действительно, их военная спецоперация на Украине стала тревожным звонком для международного сообщества в целом, и, конечно же, для наших арктических партнеров тоже».

В марте два российских бомбардировщика пролетели по стратегическому перевалочному маршруту между Гренландией, Исландией и Соединенным Королевством. Это стало первым таким событием с момента начала конфликта на Украине два года назад, что опровергло предположения некоторых представителей Пентагона о том, что занятость Москвы украинским конфликтом ослабит ее присутствие в других частях мира.

Значительная часть нефтегазовых интересов, которые делают Россию энергетической державой, расположена в Арктике, и находятся в окружении российских атомных подводных лодок, размещенных в Белом море. Китай также утверждает, что его статус «околоарктической страны» дает Пекину право голоса в управлении регионом, поскольку азиатские страны также заинтересованы в товарах, транспортируемых по Северному морскому пути.

Углубляющиеся связи двух держав, ставшие заметными после начала СВО, также проявились на Крайнем Севере. Прошлым летом, например, они направили совместный военно-морской патруль мимо Алеутских островов Аляски, что напугало некоторых наблюдателей.

Запад также поднял свою активность в регионе. По словам официальных лиц, около 400 коммандос США и НАТО, отправленные на Аляску в рамках самых крупных ежегодных учений, были крупнейшим контингентом войск специальных операций, когда-либо проходившим подготовку в аляскинской Арктике. Другие войска Соединенных Штатов одновременно участвовали в маневрах в арктическом регионе Норвегии в рамках крупнейших учений военного альянса со времен холодной войны.

Между тем, пока американские военные стратеги раздумывают над потенциальными последствиями внушающего страх нападения Китая на Тайвань, ключевого партнера Америки в Тихом океане, которого президент Байден пообещал защищать, растет обеспокоенность по поводу угрозы «побочного эффекта».

Полковник Мэтью Такер (Mathew Tucker), который курирует силы специальных операций в Северной Америке, сказал, что такая непредвиденная ситуация вокруг Тайваня может спровоцировать активацию планов национальной обороны территории США, в том числе тех, которые проходят через Аляску. «Вероятность того, что китайско-тайваньская война останется изолированной в Южно-Китайском море», добавил он, «вероятно, не является чем-то, на что мы можем рассчитывать».

Все замерзает

На тренировочном полигоне под Фэрбенксом температура составляет около 20 градусов ниже нуля. Это почти комфортно для «зеленых беретов», которые на другом этапе учений пережили минус 40.

В таких суровых условиях все доходит до критической точки. Батареи разряжаются. Влага, скапливающаяся внутри винтовки, может заблокировать затвор оружия, сделав его бесполезным. Пластик легко крошится.

И все здесь замерзает. В том числе пакеты с кровью и растворы для внутривенных вливаний, что требует от военных медиков полагаться на тепло своего тела для защиты этих драгоценных жидкостей.

При любом ранении в такой среде гипотермия может наступить в течение нескольких минут. Значительная кровопотеря усугубляет проблему. Если медику необходимо провести переливание крови, он должен учитывать тот факт, что это еще больше снизит температуру тела пациента.

Угрозы таятся здесь повсюду, даже под ногами. Некоторые солдаты проходили тренировки по пересечению ледников, где один неверный шаг может означать падение в глубокую ледяную трещину, что потребует опасных мер по спасению человека.

«

Все еще сложнее, когда ты оказываешься в горах, — сказал один командир, — потому что горы всегда пытаются тебя убить». Как и другие, опрошенные для этой статьи, он говорил на условиях анонимности.

В Афганистане и Ираке, где Пентагон содержал сеть баз и мог во многом рассчитывать на безопасное прибытие эвакуационных вертолетов, ожидалось, что у раненых будут хорошие шансы выжить, если им будет оказана медицинская помощь в течение 60 минут. Солдаты окрестили это «золотым часом».

Но огромные просторы Арктики и передовые военные возможности, которыми обладают российские и китайские военные, вызывают сомнения в осуществимости этого здесь. «Тогда у нас был золотой час», — сказал сержант-медик спецназа. "Теперь это вопрос типа: у тебя нет золотого дня?

"

Командир роты 10-й группы армейского спецназа объяснил, что время, самый решающий фактор в любой военной операции, становится еще более важным в таких труднопереносимых человеком условиях.

«нужно быстрее добираться до раненых, быстрее оказывать им помощь, быстрее добираться до согревающей палатки», — сказал командир. «Все нужно делать очень быстро».

С этой целью группа «зеленых беретов» провела один день, обучаясь управлять снегоходами в работающем на холостом ходу вертолете, тренируя быструю погрузку и выгрузку из него. Это важнейший навык, и они быстро поняли, насколько это может быть сложно.

Вертолет — вариант армейского двухвинтового «Чинука» для специальных операций — был оборудован специальным пандусом, который захватывает гусеницы снегохода и помогает поднять его на борт, но передние лыжи снегохода постоянно при этом вставали перпендикулярно, цепляясь за стальные борта вертолета и останавливая весь процесс.

Когда одному солдату потребовалась дополнительная попытка, член экипажа иронично заметил: «Не так-то просто это сделать, да?» В какой-то момент гусеница снегохода провалилась сквозь снег до почвы, разбрасывая повсюду камни и вызвав взрыв смеха среди ожидающих своей очереди.

Со временем процесс пошел более гладко. Когда на горизонте появилась полная луна, члены датского спецназа, наиболее подготовленные к условиям тундры, достали очки ночного видения. солдат въехал на снегоходе в брюхо «Чинука», а за ним последовал еще один. Вертолет взлетел и в последний раз облетел полигон.

Командир роты пояснил, что сегодня 10-я группа спецназа, базирующаяся в Колорадо и ориентированная на действия в Европе, является армейским центром обмена информацией по тайным операциям в экстремально холодных условиях. Но в последние два десятилетия она проходит подготовку в других местах. По его словам, было здорово наблюдать, как его солдаты учатся у датчан.

«

Мы сосредоточены в Centcom», — сказал командир, имея в виду военное командование США, курирующее операции на Ближнем Востоке. «Но теперь мы сконцетрировались на Европе. Раньше мы игнорировали большую часть Арктики».

Поворотный момент

Спустя годы после 11 сентября 2001 года Пентагон превратил свои силы специальных операций в гибкие подразделения, которые могли бы выполнять антитеррористические задачи в основном без политических рисков, которые сопровождают крупные военные операции. Такой подход значительно увеличил численность личного состава — с 38 тысяч в 2001 году до 73 тысяч в 2020 году — и расширил возможности Командования специальных операций США, выведя его из состава обычных вооруженных сил.

По мере того, как наши чиновники, занимающиеся национальной безопасностью, все больше обеспокоены перспективой конфликта с Россией или Китаем, они утверждают, что вместо того, чтобы быть готовыми сражаться в одиночку, используя методы борьбы с повстанцами и полагаясь на помощь других частей вооруженных сил в своих действиях, силы специальных операций должны дополнять другие виды войск.

«

Мы привыкли быть объектом поддержки», — сказал Галлахер, командир второй группы «морских котиков». «Теперь, когда мы смотрим на стратегическую конкуренцию в мире, на самом деле мы сосредоточены на том, как мы сами можем обеспечить поддержку другим».

Однако некоторые наблюдатели скептически относятся к тому, что силы специальных операций обновляют свою философию по всем направлениям. Ричард Хукер (Richard Hooker), бывший чиновник национальной безопасности в нескольких президентских администрациях, а теперь работающий в Атлантическом совете, сказал, что такие изменения будут отражены в новых бюджетных требованиях и организационной реорганизации, однако «мы пока не видим многого из этого».

Канциан из Центра стратегических и международных исследований видит это так: «В прошлом они были своего рода „примадоннами“. Таким образом, тот факт, что Командование специальных операций укрупняется, свидетельствует об их усилиях сдвинуть организацию в сторону участия в конфликте между великими державами».

За пределами Фэрбенкса данный сдвиг весьма очевиден. Там резервисты корпуса морской пехоты, управляющие ракетно-артиллерийскими установками HIMARS, имитировали подготовку удара «противника» в горном хребте Хейс. И тут в нескольких милях от них приземлились два «Чинука», и оттуда выскочила группа «зеленых беретов» и датских спецназовцев с винтовками и лыжами.

Командиры приказали им незамеченными проскользнуть в предгорья, скрытно определить координаты атакующих и передать их по радио морским пехотинцам, которые должны были дать залп ракет по «противнику». Потом спецназовцы должны были запрыгнуть обратно в свои машины и немедленно уйти — чтобы самим не стать целью.

Всего морпехи произвели 16 запусков ракет, каждая из которых с ревом пронеслась над полигоном, прежде чем врезаться в землю и выбросить клубы снега. В этих боеприпасах не было зарядов взрывчатого вещества, что делало их, как выразился один морской пехотинец, «похожими на бетонные телефонные столбы, пропитанные ракетным топливом». По его словам, боевые ракеты, которые они хотели использовать, были недоступны в силу их высокого спроса на Украине.

Командир роты «зеленых беретов» с нетерпением ждал возможности увидеть эту часть учений. Его парням не только приходилось выдерживать непогоду, но и выполнять важную роль по поддержке ударных сил.

«

Это то место, где всегда были наши корни, — сказал он. — И мы пытаемся вернуться к ним».

Автор статьи: Алекс Хортон (Alex Horton)

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*