Вт. Апр 16th, 2024

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

Politico: Вашингтон обвинили в превышении полномочий за вторичные санкции

Запад тщетно пытается уязвить Россию, вводя все новые препоны, пишет Politico. Стремясь обеспечить эффект, Вашингтон вводит вторичные санкции, которые ставят под удар третьи страны. Некоторые союзники открыто называют это превышением полномочий.Габриэл Гэвин

Доходы от нефти сократились. Активы олигархов заморожены. Доступ к оружию перекрыт.

С тех пор как 24 февраля 2022 года Россия начала специальную военную операцию на Украине, она столкнулась с огромным количеством санкций исторических масштабов, введенных против нее Соединенными Штатами, Европой и другими странами. Эти карательные меры, в основном экономического характера, были разработаны в значительной мере для того, чтобы опустошить казну России, таким образом лишив ее возможности финансировать развернутую военную кампанию. И теперь Запад угрожает новыми санкциями: на этой неделе Вашингтон и Брюссель анонсировали новый пакет мер против России, в том числе в связи со смертью оппозиционного лидера Алексея Навального.

Тем не менее, спустя два года после введения санкций российская Экономика сумела восстановиться. Заводы гудят, продажи нефти и газа относительно высоки, а люди продолжают работать в экономической системе, перестроенной на поддержание военных усилий своей страны. Тем временем Владимир Путин сохраняет твердые позиции в Кремле, несмотря на надежды, что по мере роста экономического давления российская элита отвернется от него.

Почему международные санкции не заставили Россию уйти с Украины? Ответ на данный вопрос чаще всего сводится к двум факторам: политическая воля и техническая возможность.

Для реализации различных карательных мер необходимы правовые, финансовые и даже военные ресурсы — будь то необходимость отбиваться от исков со стороны российских граждан, чьи деньги заморожены, или назначать инспекторов в коммерческие порты. Но у стран, развернувших санкционную кампанию, далеко не всегда одинаковые приоритеты, финансовые возможности и действующие правила, что делает реализацию принятых решений неравномерным среди союзников.

Политика усложняет уравнение еще больше: правительству одного государства трудно заставить другую страну прекратить покупать российскую продукцию, если первому необходимо сотрудничество второй на других фронтах. Вашингтон не хочет оказывать давление на такого потенциального партнера в противостоянии Китаю, как Индия, а Брюссель не склонен отталкивать Турцию на Ближнем Востоке.

«

Сами по себе санкции и другие экономические меры не помогут выиграть это противостояние, — сказал Ким Донован (Kim Donovan), экономический аналитик Атлантического совета в Вашингтоне. — Нам необходимо обуздать наши ожидания относительно того, чего эти инструменты позволят достичь в краткосрочной перспективе».

Ограниченность перенасыщенной санкциями антироссийской кампании Запада также ставит под сомнение более масштабный проект Запада по сдерживанию России невоенными средствами.

Но архитекторы этой кампании советуют проявить терпение, настаивая, что российская Экономика уже серьезно пострадала, и заявляя, что то, что делает Кремль для ее поддержания, не сработает в долгосрочной перспективе. По их словам, чтобы воздействие некоторых элементов кампании давления, таких как экспортный контроль, проявилось в полной мере, могут потребоваться годы.

один высокопоставленный представитель администрации Байдена отметил, что среди прочего Россия истощает свои ликвидные резервы и ставит активы на службу военной экономике таким образом, что это нанесет ущерб социальной стабильности.

«

Это своего рода тикающий таймер, отсчитывающий, как долго они смогут придерживаться этой стратегии, — сказал этот чиновник, попросивший не называть его имени. — Поэтому наша цель — попытаться усложнить им ситуацию и ускорить их движение к точке, в которой их система потеряет устойчивость».

Представитель Совета национальной безопасности Белого дома Эдриенн Уотсон (Adrienne Watson) заявила, что санкции «оказали значительное влияние, подорвав способность России финансировать и проводить ее несправедливые военные операции».

«

Мы намерены привлечь Россию к ответственности за ее жестокую и незаконную военную операцию на Украине, поэтому во взаимодействии с нашими партнерами мы ввели самый масштабный перечень санкций и мер экспортного контроля, когда-либо действовавших в отношении крупной экономики», — сказала Уотсон.

Но, даже настаивая на эффективности санкций, другие высокопоставленные чиновники не раз признавали ограниченность этих экономических мер воздействия.

«

Одних санкций недостаточно, чтобы привести Украину к победе», — заявил журналистам в четверг заместитель министра финансов Уолли Адейемо (Wally Adeyemo) перед тем, как объявить о введении новых мер. Он добавил, что «единственный способ» гарантировать успех украинского народа — «это если палата представителей и Конгресс обеспечат украинцев не только финансовыми ресурсами, но и необходимой им военной техникой, чтобы они могли и дальше защищаться».

Между тем остается только гадать, когда именно российская экономическая машина перестанет работать, и возникает вопрос, заинтересована ли она сейчас в продолжении военного конфликта на Украине.

Ниже изложены некоторые существенные причины, по которым кампания, призванная ослабить Россию, не приносит результатов.

Неравномерность соблюдения санкций

Может быть, важнейшим инструментом, который Соединенные Штаты и их партнеры применили против России, стали традиционные экономические санкции.

Такие меры обычно направлены против отдельных лиц, компаний и государственных органов. Они также могут затрагивать финансовые учреждения, в том числе центробанк страны, где находится значительная часть ее национальных активов. Если, скажем, некая страна X вводит финансовые санкции в отношении какого-нибудь российского олигарха, это обычно означает, что граждане страны X не могут вести бизнес с этим олигархом и что активы этого олигарха в стране X замораживаются.

Соединенные Штаты имеют огромный опыт применения экономических санкций против зарубежных организаций, и, поскольку многие народы и компании ведут бизнес с использованием доллара, возможности Вашингтона чрезвычайно широки. Нарушителям потенциально грозят уголовное наказание, крупные штрафы и заморозка активов.

В Соединенных Штатах имеются законы, ресурсы и специальные правительственные органы, такие как Управление по контролю за иностранными активами Министерства финансов, занимающиеся выявлением нарушителей санкций. В других странах действующие системы менее надежны, поэтому вероятность того, что нарушители ускользнут от ответственности, заметно выше.

«

Лично я не знаю, насколько пристально итальянские власти контролируют соблюдение санкций. думаю, итальянские банки больше боятся Управления по контролю за иностранными активами Минфина США и Министерства юстиции США, чем своих собственных регуляторов», — сказал Эдвард Фишман (Edward Fishman), бывший высокопоставленный чиновник Госдепартамента, который сейчас работает в Центре глобальной энергетической политики при Колумбийском университете.

Чтобы воспрепятствовать обходу санкций, Вашингтон все чаще прибегает к «вторичным санкциям». Они позволяют Соединенным Штатам наказывать иностранные компании за ведение бизнеса с российскими учреждениями и фирмами, попавшими под санкции.

В декабре президент Джо Байден издал указ, одним из следствий которого может стать то, что иностранные банки потеряют доступ к американской финансовой системе, если будут вести бизнес с российским военно-промышленным комплексом. В пятницу в рамках этого указа Казначейство объявило о введении дополнительных санкций, направленных против 26 организаций в 11 странах, включая Китай, Сербию, Объединенные Арабские Эмираты и Лихтенштейн.

Эти меры ознаменовали собой агрессивное расширение стратегии администрации против Путина, и они могут вынудить банки покинуть целые сектора в стремлении соблюдать введенные правила.

Некоторые союзники Америки считают вторичные санкции превышением полномочий Вашингтона, поскольку такие меры могут ударить по третьим сторонам, не подпадающим под санкции.

Тем не менее эти меры далеко не так строги, как правила, которые Соединенные Штаты ввели против Ирана и в рамках которых иностранные банки наказываются за любые операции с иранскими банками.

одной из больших лазеек является исключение, позволяющее осуществлять транзакции в энергетической области с российскими банками, попавшими под санкции. Хотя оно позволило предотвратить серьезные потрясения на мировых энергетических рынках, именно благодаря ему значительный объем капитала продолжает течь в российскую экономику.

По словам Адейемо, пока решение о продлении срока действия этого исключения еще не принято. Однако он выступил в поддержку этого шага, назвав его частью общей стратегии, позволяющей сдерживать негативное воздействие на развивающиеся страны, зависящие от экспорта российских энергоносителей, и одновременно снижать доходы России от продажи нефти.

«

Если бы мы заблокировали часть российской нефти, а цены на нее резко выросли бы, Россия могла бы зарабатывать больше денег, продавая меньше нефти», — пояснил он.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*