Пн. Дек 11th, 2023

Cтроительство бункера и выживание

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, поджидают близкие неприятности. /Конфуций/

  • Саммит G20: вместо «возвращения Запада» удар по его же престижу
  • Отсутствие альтернативной экономической модели
  • Шесть новых членов
  • «Необходимые» страны и споры о коммунистах
  • Исламские страны в БРИКС приветствуют все, включая Индию
  • ЛАГ поддерживает Китай в Синьцзяне
  • Два примера из множества
  • Единого идеологического лагеря нет. Но нет и согласия на диктат Запада
  • Вывод: сообщество нового типа

От БРИКС до саммита G20: глобальный Юг заявляет о себе

БРИКС — принципиально новая международная организация, отмечает Monde diplomatique. Вопреки стереотипам холодной войны, она не является «левой» или примитивно «антизападной». Разногласия между странами группы не мешают им действовать сообща и формировать новый мир.

Кто будет управлять миром к концу XXI века? Запад под эгидой США или страны Юга во главе с Китаем и Индией? В конце августа на саммите БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) было принято решение о приеме шести новых членов. Тем самым в очередной раз подтвердилась решимость развивающихся стран работать над реорганизацией международной системы. Это важный шаг на пути к восстановлению равновесия на планете, но впереди еще много работы.

Конец лета был отмечен необычной дипломатической активностью. Это было тем более примечательно, что страны, принимавшие крупные мероприятия, – ЮАР и Индия – не принадлежат к западному миру. Действительно, не успел закончиться саммит БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) в Йоханнесбурге 24 августа, как «пятерка» БРИКС вновь собралась на саммите «Группы двадцати» (G20), который проходил в Нью-Дели 10 сентября и имел несколько более прозападный характер.

Совпадение по времени случайно, однако именно оно сделало разницу между блоками еще более очевидной. Мы как будто увидели мир в миниатюре.

До начала саммита БРИКС считалось, что на нем не произойдет ничего важного из-за разногласий между Индией и Китаем. Однако группа проявила активность и приняла шесть новых членов, включая Венесуэлу и Египет. Некоторые аналитики называют это событие «историческим поворотным моментом», другие считают его не более чем «рекламным трюком». Мол, встреча не заслуживает ни такого бурного интереса, ни излишнего внимания. ясно одно: БРИКС привлекателен, раз еще более двадцати стран надеются на скорое присоединение к группе.

Саммит G20: вместо «возвращения Запада» удар по его же престижу

Предполагалось, что саммит G20 ознаменует возвращение Запада, которому все чаще бросают вызов страны Юга. Но все закончилось неудачей: развитые страны не смогли навязать свое видение и даже сделали шаг назад по сравнению с прошлогодней встречей на Бали.

Тогда в итоговом заявлении упоминалась принятая большинством голосов резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от марта 2022 года, в которой выражалось сожаление по поводу действий России. В этом же году в коммюнике говорится только о «конфликте на Украине». «Эту формулировку сторонники Киева, такие как США и их союзники, ранее отвергали, поскольку она подразумевает, что Россия и Украина несут одинаковую степень ответственности, – отмечает Financial Times. – (...) Это удар по Западу, который весь прошлый год пытался убедить развивающиеся страны осудить Москву и поддержать Украину». Юг осуждает данный конфликт, но не западную точку зрения.

III Международный фестиваль театральных школ стран БРИКС

С другой стороны, очень трудно понять, по каким критериям выбиралась та или иная страна. например, Алжир, который, опираясь на поддержку своего российского союзника, думал, что будет принят, был очень разочарован, когда не попал в число «избранных». вероятно, здесь повлияло не только состояние экономики страны, но и ее внутренние разногласия с Марокко.

Безусловно, экономические интересы сыграли большую роль в выборе новых стран участниц. Мы прекрасно понимаем, какой вклад могут внести Саудовская Аравия, Эмираты, Иран и, в меньшей степени, Египет в энергетическую сферу. «Одиннадцать стран», так теперь будет называться БРИКС+, будут контролировать более 54% мировой добычи нефти.

«Необходимые» страны и споры о коммунистах

Это придает им определенный вес. В области редких металлов, ставших сегодня жизненно необходимыми, крупнейшие мировые месторождения находятся в Бразилии, России и ЮАР, а на Китай уже приходится две трети мирового производства редкоземельных металлов. Аргентина является одним из крупнейших в мире производителей пшеницы, сои и говядины. Исследователь Себастьен Абис (Sébastien Abis) отмечает, что с российскими зерновыми, иранским шафраном и фисташками, эфиопским кофе и кунжутом, египетскими апельсинами и луком на долю стран БРИКС+ «сегодня приходится 23% мировых продаж сельскохозяйственной продукции (по стоимости) по сравнению с 16% в начале двадцать первого века». Это делает страны БРИКС группой, которая ориентирована не только на рынки, но и на оказание продовольственной помощи беднейшим странам мира, Именно этой помощью БРИКС укрепляют свое влияние.

Действительно, по геополитическим вопросам коллективная мысль стран БРИКС не стоит на месте. Активно продвигает свои идеи не только Китай. Президент Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва, «который убедительно просил своих аргентинских братьев принять участие в БРИКС», стремился одновременно помочь своему коллеге Альберто Фернандесу, испытывавшему проблемы накануне президентских выборов 22 октября, а также укрепить своего четвертого экономического партнера (после Китая, Евросоюза и США) для обеспечения взаимовыгодного развития. Нет уверенности, что это получится, поскольку оба оппозиционных кандидата на предстоящих выборах в Аргентине сразу же дали понять, что в случае избрания они не будут выполнять это обязательство: "Ни при каких обстоятельствах я не буду разговаривать с коммунистами [Китаем и Бразилией]", — заявил даже Хавьер Милей (Javier Milei), восходящая звезда аргентинских ультраправых.

Исламские страны в БРИКС приветствуют все, включая Индию

На Ближнем Востоке вполне ожидаемым развитием событий стало появление на политической арене Ирана, который уже в 2021 году стал членом Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), а также Саудовской Аравии. В начале года под эгидой Пекина эти две страны восстановили дипломатические отношения, разорванные семь лет назад. Поэтому можно предположить, что председатель КНР Си Цзиньпин был очень заинтересован в их присутствии. Но и премьер-министр Индии Нарендра Моди, принимавший в прошлом году министра иностранных дел Ирана, тоже был более чем «за» оп вопросу присоединения Тегерана.

от bunker

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*